Баку продавливает строительство магистрали для связи с Турцией

Политика09/12/2021

На столе крепкий чёрный кофе в маленьких чашках, сушёные персики, абрикосы и инжир, порезанный на куски суджух. Я сижу в гостиной небольшого отеля на выезде из Мегри. Его хозяин Арут (имя изменено по просьбе собеседника), немолодой уже армянин открыл гостиницу несколько лет назад. В основном гости здесь — заезжие туристы. Как правило, из России, но часто бывают и европейцы. А однажды у Арута остановилась пара из Южной Кореи, svpressa.ru.

Комнату заливает голос диктора из телевизора. На экране явно аналитическая передача. Вот показывают лидеров трёх стран, так или иначе участвовавших во второй карабахской войне: ПутинаАлиева и Пашиняна. Они что-то подписывают, жмут руки. Меняется сцена, и в кадре уже другой участник тех событий — Реджеп Эрдоган. Турецкий лидер с главой Азербайджана на стройплощадке на явно какой-то церемонии. Следующий план — с квадрокоптера. Показывают автомобильную развязку и дорогу, уходящую в закат к горам.

«Не про дорогу из Азербайджана в Нахичевань этот репортаж», — спрашиваю я Арута. Он кивает в ответ. «Она же здесь должна будет пройти? Так азербайджанцы хотят», — уточняю я. Арут берёт пульт от телевизора и убавляет громкость.

— Ты что не понимаешь, к чему это приведёт? Если здесь будет дорога из Азербайджана — она прямиком уйдёт в Турцию. И сразу же турки построят большую военную базу в Азербайджане. Мы должны не дать им это сделать! Россия должна не дать им это сделать! Разве России нужна турецкая база в Азербайджане?

— Почему постройка дороги сразу приведёт к созданию турецкой базы в Азербайджане?

— А для чего им нужна эта дорога? Они говорят — для связи Нахичевани и остального Азербайджана. Как будто они не связаны! Последние 30 лет они прекрасно ездили туда-сюда через Иран. Поэтому я им не верю: ни азербайджанцам, ни туркам. У нас даже поговорка есть: «Если азербайджанец или турок станет золотом, и ты положишь его в карман, он всё равно убежит — такой вредный!»

Народную армянскую мудрость подтверждают и действия Азербайджана. Но говорят они не о вредности Баку, а скорее о холодном расчёте. Ещё полвека назад дорога из Еревана в Мегри, самый южный город Армении, шла через Нахичевань. На рубеже 1970−80-х годов руководитель Армянской ССР Карен Демирчян «протащил» в Москве грандиозный для республики проект — дорогу, связывающую долину Медовой реки (так переводится Мегри на русский язык), с центром в обход Нахичевани. В народе трассу Мегри — Горис назвали «дорогой жизни». И таковой она действительно стала, когда с развалом Союза дружбе Еревана и Баку пришёл конец.

В годы самых жарких противостояний по «дороге жизни» в Армению из Ирана доставляли буквально всё: еду, товары первой необходимости и топливо. А неофициальным символом дороги стал видавший виды бензовоз с номерами на иранской вязи.

Ситуация резко изменилась после второй карабахской войны. Дело в том, что трасса Мегри — Горис проходит вдоль границы Сюникской области Армении и Нагорного Карабаха. Граница пересекается в общей сложности раз 20. Азербайджан, получивший в 2020 году контроль над южными районами Карабаха, в некоторых местах поставил таможенные посты, начал всячески препятствовать движению грузов. А порой и задерживать иранских водителей — дескать, те возят грузы в Степанакерт, чем нарушают суверенитет Азербайджана. Над долиной Мегри повисла угроза транспортной изоляции. А у Баку появился свой козырь в разговоре с Ереваном о разблокировке транспортных коридоров в регионе. Мол, вы нам связь с Нахичеванью (Зангезурский коридор, — ред.), мы вам — вашу «дорогу жизни».

Власти Армении срочно организовали дублёр «дороге жизни». Впрочем, и здесь руководство советской Армении им ещё в прошлом веке подстелило щебёнки. У северного участка трассы Горис — Мегри существовал альтернативный путь: через монастырь Татев в центр Сюникской области город Капан. За дорогой, правда, толком не следили, и по ней редко ездили. Но летом 2021 года здесь в спешном порядке восстановили наиболее пострадавшие участки и полностью заасфальтировали больше 100 километров. Движение открылось в минувшем ноябре.

Путь из Мегри в Горис не стал короче — те же четыре часа в лучшем случае. Но стал опаснее! Дорога близ Татева проходит через ущелье Воротан. Его ещё называют Большим каньоном Армении. Здесь трасса сначала ныряет вниз на 100 метров, а потом частым серпантином поднимается с другой его стороны. Петли асфальтовой змейки очень узкие. Для юрких легковушек ещё ничего. Но фура на каждом повороте создаёт пробку.

— Это сейчас каждый грузовик собирает хвосты на спуске и подъёме, — говорит подбросивший меня из Горис в Мегри Эмиль. — А что будет через неделю, когда здесь выпадет снег? Аварий не избежать.

На следующий день он везёт меня по дороге, связывающей в советское время Нахичевань и Карабах через территорию Армении. Трасса местами проходит вплотную к пограничному забору. За ним — река Аракс, а дальше, на другом берегу — уже Ирана. Останавливаться здесь нельзя, объясняет мне Эмиль. Спрашиваю его о желании Баку соединить Нахичевань с остальным Азербайджаном. Он едва не бросает руль!

— Здесь армянская земля. Я армянин. Я еду — и мне навстречу азербайджанец. Как ты представляешь, что будет? раньше мы жили соседями: здесь мой дом, а здесь — его. А сейчас, после стольких войн, в которых мы все воевали, рядом со мной проедет или пройдёт азербайджанец — да я его готов зубами на куски разорвать, а он меня. Они напали на Армению. После этого хотят прийти сюда — хотят эту дорогу. Мы ещё не забыли ничего. Может, пройдут годы, десять лет, тогда может быть.

— Как же тогда построить дорогу, чтобы не было столкновений?

— Как азербайджанец тогда должен проехать? Или он должен под землёй ехать или по эстакаде, большой и высокой. Или пусть ездят через Иран, как и все последние годы.

Автомобильная дорога — лишь один вариант Зангезурского коридора. Другой — дорога железная. Когда-то на армянском участке пути из Нахичевани в Баку было четыре станции. Мегри считалась самой крупной из них. Сегодня она — единственная, чей вокзал сохранился до наших дней. Небольшую экскурсию по зданию мне проводит Армен Давтян. Он работал здесь заместителем начальника станции до 2005 года, когда мегринский участок окончательно прекратил своё существование.

На фото: Армен Давтян

— Я сначала, как поступил на работу, был приём-сдатчиком груза. Принимал вагоны с грузами, оформлял документы на отправление грузов. Потом был переведён на должность дежурного по станции. Вот это был мой кабинет.

Армен показывает рукой на дверь в дальнем правом углу от дверного проёма на входе в вокзал. Ближе к нам заколоченная дверь станционного буфета. Слева напротив кабинета Армена — окошко кассы. Оно закрыто наглухо, но дверь в кассу сломана.

На фото: дверь в помещение кассы на вокзале Мегри

— Туристы лазают поживиться раритетными билетиками, — объясняет Армен.

— Когда здесь прошёл последний поезд?

— Если про пассажирский говорить, то в начале 90-х. До этого через Мегри ходило две пары поездов в день: Ереван — Капан и Ереван — Баку, плюс обратные. И был ещё поезд Москва — Тегеран.

— В Ереван на поезде много людей ездило?

— Много. Поезд удобный был, ночной. Шёл он 12 часов. Из Кафана в Ереван выходил в 8 вечера, у нас был в полночь, а в Ереване в 8 утра. Люди приезжали, делали свои дела и в 8 вечера отправлялись в обратный путь.

— Когда прекратилось грузовое сообщение?

— В 1992 году. До этого как станция действовала? Было четыре дежурных по станции и один начальник станции. Потом после 1995 года остался всего один дежурный по станции. Мы обеспечивали движение погранвойск — российских пограничников — по заставам вдоль границы: возили самих военных, доставляли им продукты и так далее. И во время первой карабахской войны все эшелоны из Армении в Нагорный Карабах оформлялись у нас на станции. Грузы привозили на автомобилях, перегружали в вагоны и отправляли туда (в Карабах, — ред.).

— Мегри была крупная станция?

— Наш участок состоял из четырёх станций: Карчеван, Мегри, Астазур (более известный как Шиванидзор, ред.) и Нювади, сейчас Нрнадзор называется. Мегри была основная станция и самая крупная — четыре пути у нас было, а везде три и меньше.

О том, что вдоль границы с Ираном ходили поезда, на юге Армении напоминают сегодня лишь противооползневые эстакады да тоннели, наглухо закрытые гермоворотами. Железнодорожные пути разобрали и, по словам местных жителей, продали на металлолом. Рельсы остались лишь на станции Мегри, да и то там, где на них замерли автомотриса, тепловоз и пара вагонов.

На фото: останки железнодорожной техники на станции Мегри

Армен Давтян был бы рад вновь увидеть поезд, идущий меж гор вдоль Аракса. Но чтобы сделать подобный вывод, ему пришлось абстрагироваться от политики.

— На счёт восстановления железной дороги, эта коммуникация очень важна. Это я как бывший железнодорожник говорю. Я развитие страны и экономики нашей республики не могу представить без развития этих коммуникаций. Это важно не только для Армении, но и для Азербайджана. Но если бы они действительно хотели бы это, то давно бы уже на этот шаг пошли без каких бы то ни было условий.

Пока Ереван не соглашается ни на автомобильное шоссе, ни на железную магистраль, опасаясь, как бы Азербайджан не взял всю Армению в кольцо. Баку со своей стороны продолжает оказывать давление и параллельно готовит почву. На территориях Карабаха, занятых в 2020 году, собираются восстановить железную дорогу от Горадиза до Агбанда. Во время войн за Карабах некоторые её участки были разрушены. Всё, что сохранилось, в конечном итоге, постигла та же участь, что и рельсы в окрестностях Мегри. Со стороны Нахичевани железнодорожное полотно за 30 лет никуда не делось. Рельсы обрываются буквально в нескольких метрах от армянской погранзаставы, будто ждут, когда их вновь состыкуют в единый путь.

Анатолий Киселёв

***

«Мы следуем сочинскому заявлению лидеров трех стран, согласно которому условились предпринимать шаги по повышению уровня стабильности и безопасности на армяно-азербайджанской границе и вести дело к созданию двусторонней комиссии по делимитации госграницы между Арменией и Азербайджаном с последующей ее демаркацией при консультативном содействии РФ. Однако этот вопрос никак не взаимосвязан с возможным открытием транспортных коммуникаций региона», — в интервью ТАСС заявил вице-премьер Армении Мгер Григорян.

Вице-премьер Армении также добавил, что в рамках трехсторонней рабочей группы вице-премьеров Армении, России и Азербайджана по разблокировке транспортных коммуникаций создана экспертная подгруппа, которая занимается проработкой вопросов обеспечения перевозок в случае открытия границ.

«Обсуждения финальной регламентации этих вопросов пока не было», — сказал он.