Как Онассис перестал быть официантом, а Хачатур Сукиасян — слесарем на заводе «Сириус»

Политика03/08/2021

Под лежачий камень вода не течет. Именно эту простую истину раскрывает в своем материале Сергей Баблумян. Профессиональный «получатель пособия» — вовсе не профессия, а стиль жизни, и позволить себе его мы — армяне, не имеем права, (03.08.21).

Кого в Армении об удачливости ни спроси, тех, кому не везет, всегда больше. В Англии то же самое. Ричард Уайзман, профессор Хартфордширдского университета, опросил на этот счет тысячу своих соотечественников — результат такой же, как если бы он ходил с опросником в руках по улицам Еревана.

Правда, в некоторых случаях в Англии выходило еще хуже, чем в Армении. Сможем ли мы, например, найти армянку, которая за время только одной автомобильной поездки протяженностью чуть более двухсот километров оказалась бы жертвой сразу пяти дорожно-транспортных происшествий?

А еще ей отчаянно не везло в любви. Когда эта англичанка обратилась в брачное агентство, мужчина, к которому она шла на свидание, упал с мотоцикла и сломал ногу. Второй ударился о стеклянную дверь и сломал нос. В конце концов, она встретила своего будущего мужа, но церковь, где они собирались пожениться, сгорела накануне свадьбы. Упаси Бог армянских невест от подобных злоключений, а нас — от убеждения в том, что мир ополчился против армян, и ничего тут не поделаешь. Поделаешь, да еще как!

Как? Тот же профессор Уайзман провел и другие эксперименты, назвав их «Школой удачи». И более восьмидесяти процентов «учеников» признались в том, что им стало везти. В чем секрет успеха вчерашних неудачников не только с английскими паспортами на руках?

Они (хотелось бы, чтобы точно так же и мы) стали к чему-то стремиться, пытались чего- то добиться, хотели что-то отвоевать, в то время как неудачники ничего такого не делают. Неудачники считают, что им не везет потому, что им просто не везет. Они сетуют на судьбу, они уверенны, что всему виной стечение обстоятельств, которые невозможно было предвидеть.

Говорят удачлив тот, кто верит в свою удачу. Имена? Пожалуйста: Джон Рокфеллер из Америки, Аристотель Онассис из Греции, Самвел Карапетян из Москвы, Хачатур Сукиасян из Еревана. Западных богатеев мы обычно уважаем, своих, как водится, не любим, но должны признать: все они сотканы из такой плоти, что и мы, мозги там же, где и у нас, ну, и везение тоже не отметается.

Плюс интуиция – подсказывает профессор Уайзман. Почти девяносто процентов счастливчиков говорят, что они доверяют своей интуиции, когда дело касается личных отношений, и почти восемьдесят процентов признали, что внутренний голос сыграл важную роль в выборе карьеры. В этом смысле Рубен Варданян, Гагик Царукян, Самвел Алексанян, тот же Хачатур Сукиасян с Самвелом Карапетяном обладают абсолютной интуицией. Прислушаемся к внутреннему голосу и мы.

Что еще? А еще удачливые люди создают возможности и действуют в соответствии с ними, постоянно к чему-то стремятся, неудачники же ничего такого не делают, становясь профессиональными получателями пособий. Успеха добиваемся тогда, когда упорствуем, не сдаемся, не хнычем – тогда и время работает на нас. (Не отказывайтесь также от талисманов, советуют эксперты, они придают уверенности).

А вот еще из советов бывалых. Те, кому везет, относятся к своим неудачам иначе, чем те, кому не везет: в своем невезении они видят положительную сторону и верят в то, что неудача в конечном счете обернется чем-то хорошим.

Проще говоря, почаще вспоминайте «принцип зебры». В сложных жизненных ситуациях у нас два варианта: либо мы сдаемся, либо продолжаем действовать. Счастливчики умеют найти что-то хорошее, даже когда в их жизни наступает черная полоса — не зацикливайтесь на неудаче, не забывайте о том, что в каждом несчастье можно найти положительную сторону, говорят эксперты.

Нельзя, конечно, исключать и случай. В ресторан, куда Онассис нанялся на работу, случайно зашел знаменитый танцор Карлос Гардель. Выпив, он спел песню, и после бурных аплодисментов услышал чей-то тихий плач — плакал молодой официант. Песня напомнила ему о родине, которую он оставил несколько месяцев назад. Знаменитость пригласила юного Онассиса спеть что-нибудь вместе, затем усадила за свой роскошный столик. Юноша предложил артисту сигару.

Узнав, что сигара из Афин, с фабрики, где их заворачивал отец Онассиса, танцор предложил юноше сделку. Через несколько месяцев самой популярной сигарой в Южной Америке стала «Меланж Гардель». Оставив службу в ресторане, Аристотель Сократ Онассис занялся своим первым делом – импортом сигар, и благодаря этой судьбоносной встрече перед будущим миллиардером отворились ворота удачи.

…На протяжении своей жизни каждому выпадает случай, без которого Онассис мог бы остаться официантом, Карнеги простым клерком, а Хачатур Сукиасян – слесарем завода «Сириус».

Сергей Баблумян