«АРМЯНЕ ОТКАЗЫВАЮТСЯ ПРИЗНАВАТЬ ПОРАЖЕНИЕ И ПОТОМУ ПОБЕЖДАЮТ…»

Город Пазарджик, 2021 г.

Болгарский город Пазарджик стоит на железнодорожном пути, связывающем Стамбул с Западной Европой. Города могло и не быть, если бы не Ованес Севаджян, служивший в Пазарджике во время русско-турецкой войны (1877-1878) начальником станции и одновременно шифровальщиком. Имя Ованеса Севаджяна сегодня носит одна из улиц этого города.

Свидетельствует Дэвид Лэнг, известный английский кавказовед, считавший армян народом-созидателем. Об армянах в те времена говорили разное, обвиняя, в частности, в трусости, двуличии, а также в том, что «никакие притеснения не могут побудить их к отмщению».  Что касается последнего, то у историка свое объяснение.

 -Изначально гордые и воинственные, армяне часто принуждены были склониться под ярмом чужеземцев, развивать в себе дипломатичность и хитрость, чтобы обеспечить сохранение жизни,- пишет Дэвид Лэнг. Мы с этим соглашаемся, хотя жизнь иной раз подтверждает, что Даэвид Лэнг не всегда бывает прав.  

ул. Ованес Соваджиян, Пазарджик

Что ласкает слух еще? «Армяне прекрасные земледельцы, искусные ремесленники, замечательные мастера. Трудолюбивые и трезвые, они умеют неустанно и помногу работать. У армян поистине шотландское отношение к честности и презрение к расточительности».  Совпадает с наблюдениями знаменитой немецкой журналистки Магды Нейман и другими исследователями армянской души и нравов. Что есть, то есть, что что- то упало и пропало

 Вернемся, однако, в болгарский Пазарджик. Русские войска подошли к городу настолько близко и с такой решимостью изготовились к штурму, что что его взятие уже не вызывало сомнений. Еще день, от силы два и Пазарджик падет.

Севаджян (предположительно от «черноглазый») ни на минуту не покидает самый что ни на есть стратегический объект —  железнодорожную станцию в самом центре страны. Рядом с ним неотлучно турецкие командиры, ждут шифровок от своего начальства.

И вот телеграфный аппарат застрекотал. Севаджян снимает ленту с сообщением от турецкого главнокомандующего, но передать его военному коменданту не спешит. Шифровка с пометкой «Срочно!», в шифровке всего четыре слова»: «Подожгите город, выдворите население».

 Как поступить армянину в болгарском городе в окружении турков накануне не вызывающей сомнения победной атаки русских войск? Севаджян сообщает коменданту «расшифровку» текста, из которой следовало, что город приказано оставить, а жителей пощадить. Первоначальный текст он положил в рот, разжевал и проглотил. Город и горожане были спасены. Мужество и находчивость начальника станции вознаграждены – его имя носит одна из  улиц Пазарджика.

…Другое время, но о том же. 10 марта 1945 года. «Выйдя утром из здания железнодорожного вокзала, мы остолбенели. Живой город! Сверкающие окна, превосходные мостовые, нетронутые крыши, покрытые снегом… Везде ходят люди в приличной одежде …».

Это уже из воспоминаний одного из поляков, приехавшего в Краков. Тогда город спасла Советская Армия. Отступая, немцы  обычно оставляли за собой выжженную землю, но с Краковым не получилось.

…Улица в Пазарджике продолжает носить имя  Ованеса Севаджяна. Хорошо знают в Болгарии еще одно армянское имя – Ар Карапетович Марукян, мой школьный учитель физкультуры. Воевал в партизанском отряде, получил звание Героя Болгарии, его именем названа одна из школ.

 Почему ученый из Англии обратился к истории с Ованесом Севаджяном? «Я упоминаю этот случай,- объясняет он,-  дабы исправить совершенно ошибочное представление, которое все еще бытует в некоторых британских кругах касательно армян… На протяжении многих лет я мог убедиться, что это боец, умелый и стойкий, который, дай ему только честную возможность, не посрамит себя в сравнении с любой из соседних наций».

…Другая характеристика от  Дэвида Лэнга , но несколько необычная: «Армяне – нация  донкихотов». Похоже?

И далее. Им часто  приходилось склоняться перед неизбежностью,- утверждает Лэнг. «Но подобное подчинение грубой силе было лишь временным, и дух нации никогда не был полностью сломлен. Не зря история Армении являет собой череду повторяющихся восстаний и мятежей».

Логически рассуждая,- продолжает историк,-  они давно должны были бы прекратить борьбу и покориться судьбе.

Но армянин вновь и вновь отказывается признавать поражение, и в этом ключ к пониманию характера этого упрямого непобедимого маленького народа, чей вклад в цивилизацию несоизмеримо велик по сравнению с его численностью,- сказал  он много лет тому назад и как в воду глядел.