Заметки по поводу

Культура11/11/2017

 

А еще он схватил меня за грудь…

 

На Западе не утихают скандалы вокруг сексуальных домогательств. В какой мере они относятся к нам, армянам?

Глава оборонного ведомства Великобритании Майкл Феллон положил руку на колено журналистки Джулии Хартли-Брюйер. Та спустя десять лет оповестила об этом широкую общественность, министр сильно засмущался и подал в отставку.
Еще раньше Джон Профьюмо, тоже военный министр и тоже Великобритании, по неосторожности завел любовницу, обслуживавшую одновременно полковника советского ГРУ. Пришлось подать в отставку и ему.
Экс-президент Российской Федерации Борис Николаевич Ельцин прилюдно ущипнул безымянную стенографистку за место ниже пояса и пошел себе дальше.
Никто из высокопоставленных чинов Армянской ССР (тогда) и Республики Армения (сейчас) в подобных проступках не замечался, и страна обошлась без потерь. Но значит ли это, что превыше всего они ставили труд на благо родины, “ну а девушки, а девушки потом”? Ничего подобного, было другое.

…”Никак не привыкну к тому, как бежит время. Я еще помню дни, когда воздух был чистым, а секс — грязным”, — говорил Джордж Бернс, первый в истории кинематографа мужчина-лауреат “Оскара”.
Время действительно бежит быстро, но автор помнит и другое: самым неприятным в разводе был даже не собственно судебный процесс, а объявление о расторжении брака в газетах тиражом в десятки тысяч экземпляров. Без подобного оповещения в те времена дело не могло быть принято к разбирательству и рассмотрено в суде.
Почему сообщать о разводе было неприятно? Потому что стыдно. Стыдно было разрушать семью, стыдно уходить от малых и даже больших детей, стыдно не зарплату домой приносить, а выплачивать алименты, а уж чтоб брать в жены ровесницу младшей внучки, то и вовсе позор.
Не то чтоб армяне какой-то особенный народ — точно так думают в Грузии, в большинстве республик Северного Кавказа, Сибирь, Урал, Приморье, где прочность брачных уз заметно отличается от порядка семейной жизни на острове Фиджи.
Следует ли из этого, что армянских мужчин (а равно и женщин) можно приравнивать к небесным созданиям и возить их на выставки? Ничего подобного. Разводами, изменами, жизнью на две семьи уже никого не удивишь. Но армяне все еще оглядываются на традиции прошлого, суть которых укладывается в элементарную формулу: “У нас так не принято”.
К чему клоним? К вопросу о переделке собственных правил семейной жизни на европейский лад, беря равнение на так называемые “общечеловеческие ценности”. Опыт подсказывает — ничего путного из этого не выходит. Ни в политике, ни в культуре, ни в общественной жизни. Тогда зачем, да еще через колено? Чтоб соответствовать. Несмотря на то что дух, а временами и буква обсуждаемого законопроекта о семейном насилии навевает воспоминания о дружно оплеванном демократической общественностью Павлике Морозове. Что сделал советский пионер Павлик Морозов? Донес на своего родного отца-кулака в НКВД, после чего дед не простил предательства в семье и прикончил внука. Кто-то считает Павлика героем, кто-то стукачом.

В Америке “стук” на родителей и соседей обычное дело. В Армении за это можно заработать оплеуху. Почему в Армении должно быть так, как в Америке, в Испании или Бельгии? И где гарантии, что завтра не замаячат законы, по которым трансгендеры и педофилы — тоже в порядке вещей?