В списке доноров благотворительного фонда Анны Акопян почти все компании Царукяна и Алексаняна

Курьер28/02/2019

И даже Св.Эчмиадзин…

Благотворительный фонд City of smile («Город улыбок»), главой Совета попечителей которого является супруга премьер-министра РА Анна Акопян, обнародовал список компаний и частных лиц, сделавших пожертвования в 2018 году.

Большинство доноров — бизнесмены, банки, крупные предприятия, а также фонды. Примечательно, что засветились также компании, принадлежащие Самвелу Алексаняну: благотворительный фонд «Семья Алексанянов» (10 млн драмов), сеть аптек «Натали Фарм» (3 млн драмов), ООО «Алекс Текстиль» (2 млн драмов), ООО «Сити» (2 млн драмов). Еще большую щедрость продемонстрировал другой олигарх, лидер партии “Процветающая Армения”. Так, благотворительный фонд «Гагик Царукян» перечислил 2 млн драмов, столько же и ЗАО «Ереванский коньячный завод». По 5 миллионов драмов отдали на благотворительность супруга и дочь Гагика Царукяна — Джаваир и Анаит Царукяны. Словом, всей семьей засвидетельствовали почтение. Хотя, казалось, лечение тяжелобольных детей фонд “Царукян” мог бы оплатить и без посредников… “Вежливый” взнос (по 1 млн драмов) в благой проект сделали фонд «Ташир» Самвела Карапетяна и ООО «Гранд Холдинг», принадлежащий семье Варданян.
Самым крупным донором Фонда в прошлом году стал Зангезурский медно-молибденовый комбинат, пожертвовавший 51 млн драмов. Вторым в списке следует Первопрестольный Святой Эчмиадзин (47,9 млн). Не остался в стороне и Всеармянский фонд “Айастан” (примерно 31 млн драмов), который ранее, как известно, занимался все больше строительством дорог и другими инфраструктурными проектами в Арцахе и в приграничье. И даже государственный ансамбль танца Армении внес в “общую копилку” 9,5 млн драмов. Это, конечно, здорово, что у государственного коллектива есть свободные средства, здорово и как-то необычно.
Анна Акопян, рассказывая о деятельности своих фондов (а их у нее, известно, два: City of smile и “Мой шаг”), отметила, что она встречалась с крупными налогоплательщиками страны и представляла им программы фондов, “чтобы компании при распределении бюджета имели бы их в виду”. Встречи эти, судя по финансовым вливаниям, были весьма успешными. Надо же, даже Св.Эчмиадзин удалось “раскрутить” (хотя немудрено после серии атак на Церковь и патриарха…). Однако успех фандрейзинга, надо полагать, кроется в том, что программы фондов актуальны, гуманны, чем и привлекательны. Не станем же мы действительно думать, что благотворители (взамен на свои миллионы) рассчитывают на покровительство супруги премьер-министра. Хотя такого рода “домыслы” тоже звучат в СМИ.
“7 месяцев назад обществу эти фонды были не особо интересны, но результаты деятельности правительства (или их отсутствие), различные командировки, подозрительная секретность и другие явления вывели эти фонды в центр всеобщего внимания. Многих стали интересовать в особенности размеры и структура находящихся в их распоряжении финансов, — пишет, в частности, 7or.am и задается рядом вопросов:
1. Как так получается, что благотворительному фонду Анны Акопян суммы перечисляют другие благотворительные организации? Логика подсказывает, что эти благотворительные организации создавались не для того, чтобы финансировать другие благотворительные фонды, но, как выясняется, для Акопян было сделано исключение. Почему?
2. Как так получается, что ЗАО «Зангезурский медно-молибденовый комбинат» перечисляет «Городу улыбок» более 100 тысяч долларов, и делается это в то время, когда на комбинате идут проверки.
3. Как так получается, что критикуемые Николом Пашиняном олигархи жертвуют суммы фондам Анны Акопян? Это «индульгенция» или что-то другое?” Да, вопросы, вопросы…