“Сделай шаг, одерни брата”

Курьер13/09/2018

Новой властью обещано много, в том числе держать своих родных и близких в узде. Говорят, клятвы, данные в бурю, легко забываются в тихую погоду. А теперь — о погоде подробнее…

 

Созданию атмосферы нелюбви (если не сказать жестче) к Сержу Саргсяну сильно посодействовал его брат Александр, известный в народе как Сашик. Не стань Серж главной фигурой Армении, возможно, и Сашик не стал бы тем, чем стал — терминатором в первоначальном значении этого слова. (Терминатор — это граница между освещенной и темной сторонами небесного тела», — поясняет словарь.) Олицетворяющий терминатора Арнольд Шварценеггер появился потом, и он немного другое, тогда как Сашик именно то, что навело тень на репутацию и изрядно подпортило дела своего брата.
Не случайная цитата из Пашиняна. «Отныне в нашей стране люди не должны оцениваться по тому, кто их друзья или, скажем, братья, с кем они близки. Все будут равны перед законом. В случае моего избрания премьер-министром в первую очередь именно мои родные, близкие должны будут быть самыми ответственными, дисциплинированными и скромными».
А теперь примеры из жизни, которая, как мы знаем, продолжается.

 

Холодильник «Розенлеф»
Легенду финской кухни холодильник «Розенлеф» привезли в Ереван в середине семидесятых. На Выставке достижений народного хозяйства финны показали, как перерабатывают и где хранят сельскохозяйственные продукты, в том числе на домашней кухне, в связи с чем тот самый «Розенлеф» и был доставлен в Ереван.
Если кто подзабыл или не знает. В те времена в ереванских домах стояли исключительно холодильники «Арагац» от «Армэлектрозавода», «Саратов» из одноименного города (лучшим считался московский «ЗИЛ») и кондиционеры «Баку» из одноименного города. Между тем в сравнении с «Розенлефом» все они как «Москвич-407» рядом с итальянским «Феррари».
Выставка привезенных из Финляндии чудес катилась к концу, пришло время закрываться, и по регламенту часть экспонатов, в том числе холодильник «Розенлеф», чем везти к себе обратно, финны выставили на продажу.
По настоянию супруги (так утверж дала молва) холодильник приобрел курирующий сельское хозяйство Армении секретарь ЦК. Не очень здорово с точки зрения партийной этики, но в принципе могло обойтись и без последствий, если бы «Розенлеф» влезал в дверь и его не надо было тащить в окно. Момент, когда подъемный кран доставляет холодильник к оконному проему, чтоб затем занести его на кухню, энтузиасты-правдолюбы засняли на пленку и отправили в Москву в Комиссию партийного контроля при ЦК КПССС.
Работавшие в КПК товарищи следили за тем, чтоб руководители всех чинов и рангов не сильно заступали за черту дозволенного и в этом смысле более-менее удачно справлялись с ролью чистильщиков.
Вот и в случае с «Розенлефом»: секретаря ЦК с работы сняли, остальным был дан урок, а что случилось со зловредным холодильником, автор, честно говоря, не знает. Да это и не так важно.

Возвращаемся в более близкие времена. Девяностые годы, Армения в голоде и холоде, Серж Саргсян — министр обороны. Друзья-приятели по утренним пробежкам спросили: хочешь увидеть нечто?
Заходим во двор дома на проспекте Туманяна. Справа по ходу движения распахнутые двери гаража. В гараже три иномарки категории «Люкс», мойщик в резиновых сапогах. Клубы пара, из шланга льется горячая вода — человек моет машины. По меньшей мере вызывающе во времена, когда люди неделями не могли мыться сами.
— Не туда смотришь, — подсказали друзья-приятели, — на номерные знаки смотри…
На бамперах трех автомобилей сияли одинаковые номера — чтоб знали и помнили.
Инспектора ГАИ помнили. Узнали все: Сашик, брат министра обороны, затем министра нацбезопасности, затем министра внутренних дел, далее — премьера и президента республики Сержа Саргсяна делает то, что хочет. Ему можно! Он — сила! Со временем она заставит людей сказать: «Сделай шаг, свергни Сержа!»
Говорят, в жизни каждого должны быть предопределенные Высшей силой воля и смысл. Был ли смысл цеплять на три машины три одинаковых номера, потому как брат большой начальник?

 

P.S.
Кстати, «самолеты, пароходы» и прочая движимость и недвижимость Сашика при нем же и остались. Миллиарды, о коих бредили широкие народные массы, в госбюджет так и не потекли. Аналогично и его брательник – наш великий шахматный агитатор, чья финальная партия, несомненно, будет вписана в учебники. Славы ему она, конечно, не принесет, но кому она нужна, дурная слава. Главное, что остался при своих…