Санкции США заставят Россию признать Нагорный Карабах?

Регион01/03/2018

Москве становится всё труднее усидеть на бакинском и ереванском стульях одновременно

С 29 января 2018 года в силу вступил новый санкционный пакет Конгресса США, направленный против России и российских предприятий, в числе которых находится «Рособоронэкспорт». Согласно американцам, государства, приобретающие у РФ вооружение, могут сами оказаться под санкциями в том случае, если Вашингтон сочтет объем закупок существенным.

Учитывая то, что Азербайджан и Армения — страны, покупающие российское оружие и находящиеся фактически в состоянии войны из-за карабахского конфликта, острый интерес вызывает их возможная реакция на санкционный пакет американского Конгресса.
В настоящее время в азербайджанских и армянских СМИ при подключении некоторых российских ньюсмейкеров разворачивается дискуссия. В несколько упрощенной схеме ситуация выстраивается следующим образом: стопроцентным поставщиком оружия для Еревана является Москва. И если в отношении России будут применены санкции по части поставок оружия, то Армения может лишиться основного источника оружия. В случае Азербайджана картина выглядит иначе: 60-65% оружия он закупает в России, остальное — в Украине, Беларуси, Израиле, немного у Турции.
Конечно, эта пропорция может быть изменена. Как заявил военный эксперт Шаир Рамалданов, Баку «закупает вооружение в 20 странах мира, а потому вполне может обойтись без российского». Но российское оружие для Азербайджана — это не только пушка, которая стреляет. Это еще и политика, через которую он привязывает себя к Москве. Отвязка от нее резко меняет ситуацию в регионе. Если США будут пытаться влиять на поставки оружия Азербайджану посредством антироссийских санкций, это будет означать, что у Вашингтона появился или может появиться свой сценарий по урегулированию карабахского конфликта в ситуации, когда Россия будет вынуждена отказаться от позиции равноудаленности и выступить только на стороне Армении.
Не стоит забывать, что Москва во время апрельской войны 2016 года в Нагорном Карабахе выступила в роли посредника в прекращении боевых действий. Но не столько потому, что позиционировала себя в качестве основного актора управления регионом, а потому, что США и Франция, сопредседатели Минской группы ОБСЕ, проявили в той ситуации полную пассивность. Более того, осенью 2016 года президент Азербайджана Ильхам Алиев выступил с интригующим заявлением. «На нас за закрытыми дверями оказывается давление с целью принудить к соглашению на признание независимости Нагорного Карабаха, — сказал он. — Мы не раскрываем многие детали, потому что есть правила дипломатии. Азербайджан никогда не согласится на это». До сих пор остается открытым вопросом, кто же давил, а может быть, и давит на Баку с целью признания им независимости Нагорного Карабаха? По имеющейся информации, такая инициатива исходила от американской стороны, что дает основания предполагать: возможный новый проект США по урегулированию конфликта вряд ли будет проходить по бакинскому сценарию.
Нейтрализуя влияние Москвы в Азербайджане через прекращение поставок Баку российского оружия, американцы будут создавать предпосылки для, во-первых, нейтрализации связанного с ВПК влияния азербайджанского лобби в Москве. Во-вторых, для активизации своей политики в регионе, понимая, что Армения в силу объективно существующих геополитических факторов будет оставаться стратегическим союзником России и входить с ней в один военный блок.
Что же касается Азербайджана, то если комплексно оценить ситуацию, можно сказать: при существовании этой парадигмы его будут ставить перед выбором и сужать пространство не только для многовекторного политико-дипломатического маневра, но и использования силового сценария в стремлении решить карабахскую проблему. Если обозначенный тренд будет набирать силу, то неизбежна серьезная коррекция в работе Минской группы, где страны-сопредседатели пока еще выступают с единых позиций.
Изменение баланса сил в регионе, к чему может привести применение санкций, вынудит и Россию менять свою политику в регионе из-за сокращения ресурса нынешней формулы равноудаленности. Ей тоже придется выбирать, но таким образом, чтобы перехватить инициативу при формировании новых геополитических раскладов. Идеальным выходом из ситуации был бы предложенный устраивающий конфликтующие стороны проект по урегулированию конфликта, что в данный момент не представляется возможным из-за непримиримых позиций Баку и Еревана.
Смысл другого сценария может заключаться в поддержке проекта независимости Нагорного Карабаха, о чём на Западе говорят уже громко и открыто. Сейчас Азербайджан заявляет о своих исторических правах на армянские земли. Может, и России пора вспомнить Гюлистанский мир 1813 года, в котором обозначена принадлежность ей Нагорного Карабаха «на вечные времена». В этом смысле необходима более тесная координация усилий в Закавказье находящихся под санкциями России и Ирана. События в регионе стали развиваться таким образом, когда Москве усидеть сразу на двух стульях, армянском и азербайджанском, уже становится сложнее. В дверь стучится новая политика.