Проблемы Сарсангского водохранилища и открытие аэропорта в Степанакерте

Регион18/04/2019

Накануне московского саммита министров иностранных дел России, Азербайджана и Армении, который состоялся 15 апреля и на котором рассматривались проблемы урегулирования нагорно-карабахского конфликта, официальный представитель МИД России Мария Захарова предприняла необычный шаг. Она подробно отреагировала на вопрос о том, как Москва относится к предложению бывшего премьер-министра Республики Арцах Араика Арутюняна о возобновлении работы Степанакертского аэропорта и совместного использования армянами с азербайджанцами Сарсангского водохранилища, пишет Regnum.

Она заявила буквально следующее: «Я думаю, что в первую очередь эту инициативу, как и другие, должны оценить, безусловно, страны, вовлеченные в урегулирование конфликта. А затем, если потребуется участие либо других государств, либо сопредседателей Минской группы ОБСЕ — этот вопрос может быть рассмотрен». Из этого следует великая вероятность того, что такая опция предварительно обговаривалась на встрече в Вене президента Азербайджана Ильхама Алиева и премьер-министра Армении Никола Пашиняна в рамках обсуждения так называемых гуманитарных вопросов и подготовки обоих народов к миру. И теперь она, возможно, спущена на уровень технического решения глав внешнеполитических ведомств конфликтующих стран при участии в диалоге главы МИД России Сергей Лаврова. Кстати, то, что вопросы Сарсангского водохранилища и аэропорта Степанакерта приведены в рабочее состояние, косвенно подтверждает также глава Экспертного совета BakuNetwork Эльхан Алескеров и другие источники в Азербайджане.
Построенное на реке Тертер в 1976 году Сарсангское водохранилище обеспечивает водой (для питья и полива) не только эту горную местность, но и шесть сопредельных районов, ныне занятых Арменией, и находящийся на линии соприкосновения армянских и азербайджанских войск Тертерский район, большая часть которого контролируется Баку. Полностью удовлетворить нужды проживающих в городе Тертер и прилегающих Бардинского, Евлахского и Горанбойского районов полумиллиона человек не хватает. Это как раз тот самый случай, когда одна сторона, «наказывая» другую, стреляет себе в ногу: наносится ущерб экологии и биологическому разнообразию, растёт риск опустынивания. Не случайно еще в 2015 году американский сопредседатель МГ ОБСЕ Джеймс Уорлик написал в своем блоге:
«Мы должны гарантировать, чтобы Сарсангское водохранилище продолжало обеспечивать население Нагорного Карабаха безопасной и надежной энергией. Важно также, чтобы плотина была безопасной и чтобы вода шла и в Азербайджан. Это беспроигрышная ситуация. Почему стороны не могут сотрудничать, когда это в их общих интересах?»
В этой связи многие вспоминают, как в 1992 году конфликтующие Грузия и Абхазия сумели договориться относительно совместного использования Ингурской ГЭС, расположенной на границе Абхазии и Грузии, что служит одной из площадок абхазо-грузинского диалога. Кстати, весной 2016 года американское издание EurasiaNet подчеркивало, что урегулирование проблемы Сарсангского водохранилища «могло бы сыграть позитивную роль в разрешении нагорно-карабахского конфликта, стать очень хорошей основой для переговоров, так как это гуманитарная проблема и обе стороны могли договориться».
Сегодня появился реальный шанс для проведения переговоров, конечно, если конфликтующие стороны сделают навстречу друг другу совместные конкретные шаги. Но есть шаг, который может сделать только Баку в череде решения важных гуманитарных вопросов. А именно, принять предложение Армении по использованию аэропорта в Степанакерте, открыть воздушное пространство Нагорного Карабаха для международных полетов. Сопредседатели Минской группы считают, что эксплуатация аэропорта не приведет к повышению статуса Нагорного Карабаха, призывая в то же самое время соблюдать международное законодательство в области гражданской авиации. Как считает эксперт по конфликтам, сотрудник университета Лейпцига Кристиан Кольтер, вывод на политическую сцену вопроса о статусе аэропорта Степанакерта может стать лакмусовой бумажкой для Баку, проявив его желание или нежелание удерживать армянскую сторону в конфликте. По его словам, открытие или не открытие аэропорта на определенном этапе способно как подтолкнуть мирный процесс, так и его сорвать. Все более или менее станет ясным после встречи Лаврова со своими азербайджанским и армянским коллегами.

Станислав ТАРАСОВ