Послесловие

Ани и гранаты мэтра Гевондяна

Ушел из жизни замечательный художник Рубен ГЕВОНДЯН. Мощный, интеллектуальный мастер. Ему было 77. Это большая и незаменимая потеря.

Он создал свой, ни с чем не соотносимый мир истории армянского народа, воспроизвел его и даже восполнил пустующие лакуны. История в трактовке Гевондяна — не просто события минувших дней, не героические страсти героев и не романтика давно ушедших дней.
Его искусство дает богатую пищу для размышлений. Ландшафт и постройки, люди и предметы складывались им в многозначные композиции, они заставляли почувствовать ход исторического процесса и окунуться в реку времени. Одним из наиболее ярких примеров стали росписи в библиотеке им.Хнко Апера. На трех стенах он изобразил чуть ли не весь мир армянской культуры от неолита до наших дней.
Классическая армянская архитектура — одно из пристрастий Гевондяна. Веховым событием стала дипломная работа, посвященная строителям Звартноца. С того дня архитектура, выписанная с тщанием зодчего и вдохновением художника, появлялась во многих его работах. В середине 80-х он вплотную занялся армянской столицей Ани (X-XI вв.), задумал поднять ее из руин и как бы отстроить заново. Ани для него уникальный и необъятный мир, одно из чудес, сотворенных армянским гением. Изучение огромного массива литературы, схем, карт, фотографий и обмеров анийского пространства и сохранившихся памятников и руин заняло несколько лет. Были выполнены большие аксонометрические эскизы – вид на город и окрестности с высоты птичьего полета. Это живописный царь-град армянских Багратидов, славящийся многочисленными церковными и общественными сооружениями, жилыми кварталами, садами, мостами и всем прочим, что было в этом знаменитом городе. Все как в те времена, и даже немного лучше. Это научно-художественная реконструкция. События 80-х и не слишком бодрящие душу и вдохновение 90-е годы помешали работе над Ани. Окончательный вариант Рубен выполнил на холсте размером 3 на 5 метров в 2005-2010 гг. Благодаря меценату из диаспоры он экспонируется в Музее-институте архитектуры.
Параллельно Рубен с дочерью Айцемник сделал замечательные росписи в гостинице «Ереван», создал синтетическую картину армянского эллинизма и христианства.
Также художник писал красочные картины. Он разработал свой особый язык символов-знаков и часто использовал цветок лилии, виноградную кисть, морскую раковину, крыло птицы, наконец, гранат. Для него это самый совершенный, самый прекрасный плод на свете. Он как-то сказал, что катализатором его гранатомании стал фильм Параджанова «Цвет граната». Он был уверен, что Адам преподнес Еве именно гранат – райский фрукт – а не яблоко.
Немеркнущее искусство Гевондяна – щедрое и красочное – особая ветвь на древе армянской культуры. Единственная в своем роде. А сам Рубен всю жизнь был светлым, благородным, интеллектуальным человеком – таким и останется в памяти.
Отдел культуры