Пасхальное яичко от Варпета Сарьяна

Культура31/03/2018

 

Завтра светлый праздник – Пасха, Христов день. Он одинаково приятен и для верующих, и для неверующих сограждан. Особенно для замечательного человека, заслуженного педагога, профессора Якова ЗАРГАРЯНА. Он блестящий пианист, автор базовых книг по методике преподавания фортепиано. А еще он коллекционер и писатель, отобразивший культурную жизнь Армении в девяти книгах мемуаров и эссе. Десятая книга посвящена его удивительной коллекции расписных яичек, которых к 1 апреля нынешнего года насчитывается 1090 штук. Но что самое главное – эта коллекция была заложена опять же в Пасху 1963 года, то есть ровно 55 лет назад первое яичко будущей коллекции расписал сам великий Варпет Мартирос Сарьян! Феноменальная коллекция яиц создавалась 943 авторами из 52 стран. Многие яички подписаны, в частности, то самое от Сарьяна.
Коллекция Заргаряна не раз выставлялась и пользовалась успехом. На мысль о расписных яичках подвигнул Заргаряна соседский мальчишка в самый что ни на есть пасхальный день. Вскоре Яков Сергеевич у токаря Штикяна, заказывая деревянный волчок для сына, увидел деревянное яичко. И тут что-то ударило в голову. В этот же день он совершенно случайно оказался у Сарьяна. С тем самым деревянным яичком. А что если попросить Патриарха расписать деревяшку? Была не была… Как это было, вспоминает Яков Заргарян. Кстати, напомним, что на днях откроется экспозиция новых расписных яиц в Галерее кукол (Туманяна, 11).

 

“Я обратился к Варпету.
— Мартирос Сергеевич, разрисуйте, пожалуйста, это яичко.
— Это что такое? Откуда ты его взял?
— Попросил токаря, он выточил.
— Для чего?
— Так я же говорю для чего: прошу вас разрисовать его.
— А что можно на яйце сделать?
— Это вам виднее, вы художник, вам и карты, то есть кисти в руки.
— Но меня этому не учили.
— Вы всю жизнь делали не то, чему вас учили. Сделайте так еще раз.
— Да, но я делал то, что знал, а что на этом можно сделать, — не знаю.
Мартирос Сергеевич все время крутил яичко и внимательно рассматривал его.
…Через несколько дней увидел внучку Сарьяна Катю. Она сказала, что дед что-то рисовал на яйце, но ругался, потом отложил и сказал, что трудно мелко рисовать, глаза болят, потом опять взялся…
Я попросил Катю уговорить деда докончить работу.
Еще через несколько дней позвонила Люся Лазаревна, супруга Сарьяна, и стала кричать в трубку, что я такой-сякой, не интересуюсь своим яичком, чтобы я немедленно шел к ним и забрал яичко, так как его уже хотели украсть и у кого-то из кармана достали…
Я поехал, поблагодарил Мартироса Сергеевича и взял яичко. Но на радостях не обратил внимания на то, что подписи нет. Это я обнаружил только дома. Вернулся, протянул яйцо Варпету.
— Ну, что еще?
— Пожалуйста, раз вы уже взялись, надо до конца, добросо…
— Я же не могу так мелко…
— Мартирос Сергеевич, вам надо только подписаться.
Он поднял брови и спрашивает:
— Ты что, хочешь продать?
— Ну что вы, Мартирос Сергеевич, просто раз работа ваша, распишитесь.
— Хорошо. Дай, там вон, китайскую тушь и перо.
Взял яичко, расписался и, повернувшись ко мне, сказал:
— Ведь тебя Акоп зовут, а не Яша, не так ли?
— Да, да, пишите, как вам больше нравится.
Мартирос Сергеевич не любил, когда меня называли “Яша”, сам всегда называл “Акоп”, и я не стал с ним спорить.
После подписи он еще добавил: “Հակոբ Զարգարյանին” (“Акопу Заргаряну”) и поставил год — 1963. Через два года Мартирос Сарьян расписал еще одно яйцо.
Вот так появилось первое яичко в моей коллекции. Это было большим везением, ибо я мог, как знаменем, размахивать этим фактом: “Сам Сарьян расписал…” Кто же осмелится отказать. Остальные две болванки я отдал двум очередным встретившимся мне художникам: Мартыну Петросяну и Хачатуру Есаяну.
Потом пошел к мастеру Штикяну и заказал сразу 30 яичек.
Так в конце 1963 года я начал коллекционировать расписанные профессиональными художниками яички”.

***
Кто только не презентовал яички Заргаряну! Прежде всего свои армянские мастера — Минас, Гаяне, Мартин Петросян, Элибекяны, Акоп Акопян, Сейран Хатламаджян, Эдуард Харазян, Арто Чакмакчян, Гукас Чубарян, Сиравян — сотни. С удовольствием “несли” яйца для Заргаряна писатели, архитекторы, а также люди, умеющие держать в руке кисть или перо и имеющие воображение. Тем собрание и интересно. Профессионалы, как правило, следовали своему стилю и манере, непрофессионалы — как могли.
Однако некоторые не ограничились “малыми формами”: есть и яички не куриного размера, а страусиного, а то и стеклянные, керамические, металлические, яйца-коллажи и прочие, которые Заргарян классифицирует как некондиционные.
Для экспонирования яиц он придумал и сам соорудил коробки-витрины со сложной системой из колесиков и шкивов, чтобы прокручивать посаженные на штыри яйца и рассматривать их со всех сторон. Красочное и управляемое зрелище. Красочная мини-выставка армянского и зарубежного искусства.