“Не факт, что убийца контрактника в Гюмри — ярый исламист”

Армянский суд вынес суровый приговор обвиняемому в убийстве российского военнослужащего

Убийце 21-летнего бойца 102-й базы в Гюмри Дмитрия Ялпаева (кстати, почти ровеснику жертвы) дали 22 года. Приговор в понедельник 5 ноября огласил суд общей юрисдикции Ширакской области. Сам инцидент, напомним, произошел 22 апреля 2017 года в Гюмри: там возле магазина на Курской площади было обнаружено тело российского военнослужащего. Сотрудники правоохранительных органов задержали подозреваемого Армана Данджугазяна по «горячим следам».

Судебный вердикт показался суровым даже российской стороне. Военный эксперт и политолог Александр Жилин в беседе с корр. “Комсомольской правды” прокомментировал это решение.

— Столь строгий приговор своему гражданину — это послание Москве?
— Не думаю, что это послание Москве или президенту нашей страны. Это послание своим. Что власть отныне вот так поступает. Тут меньше межгосударственной конъюнктуры, чем внутренне-политической. Это такой прецедент, который можно расценивать как старт строгих переговоров по отношению к другим подозреваемым в преступлениях.

— Россиян или армян?
— Имею ввиду представителей того клана, на смену которым пришел Пашинян. Сигнал четкий: наступает торжество закона. Схватка между противниками Пашиняна и его сторонниками достигает максимального накала. Есть ощущение, что этим дело не закончится. Коррупционные деньги — они очень безжалостны, когда стреляют…

— Само дело об убийстве поступило в Генпрокуратуру еще в конце апреля прошлого года. Такое ощущение, что при прежней власти оно особо не двигалось.
— Да, и вот приходит новая власть — и меньше чем через полгода выносится суровый приговор. Это тоже признак демонстративности такого решения. Кто-то может сказать, что Пашинян этим приговором хочет послать месседж Кремлю. Я так не думаю. У него ситуация сейчас такая, что он играет со всеми. И правильно делает. У армянского лидера сейчас такая ситуация — стоит ему обратиться к народу, и народ вынесет всех. Но она длиться долго не может. Потом может быть волна разочарования.

— То, что убийца Арман Данджугазян в ходе следствия заявил о принадлежности к «Исламскому государству» — несколько странно для армянина…
— Я думаю, что это легенда, которая придумана для того, чтобы несколько смягчить ситуацию в плане межнациональных отношений. Мол, вот такой отщепенец попался, нехристь какой-то… Ну что с такого полусумасшедшего взять? Скажите спасибо, что в психушку его не посадили. Кстати, легенда про игиловца выгодна и для следствия (долго разбираться не пришлось — ред.).