Нагорный Карабах: в игру вступает Лавров

Политика11/04/2019

Баку может пойти на возвращение Степанакерта за стол переговоров?

Когда в дипломатических кругах заговорили об очередной встрече глав МИД Армении и Азербайджана, это воспринималось естественно. Ведь тому предшествовали переговоры в Вене президента Ильхама Алиева и премьер-министра Никола Пашиняна, телефонные разговоры с ними президента России Владимира Путина.

Появились суждения и, видимо, небезосновательные, что конфликтующие стороны близки к принятию устраивающего их сценария. При этом казалось, что такая встреча состоится в формате прошедшего в Москве очередного заседания Совета министров иностранных дел СНГ. Однако Мамедъяров, говоря о встрече со своим армянским коллегой, заявил: «Время мы согласовали. У нас есть такое обязательство — мы объявляем об этом совместно, синхронно, за несколько дней до встречи. Так что мы объявим об этом, но время мы согласовали». А сразу возникающий вопрос о месте проведения переговоров быстро отпал, когда азербайджанский министр встретился в российской столице с главой МИД России Сергеем Лавровым. Как отметил Мамедъяров, «встреча глав МИД Азербайджана и Армении, скорей всего, может состояться в Москве и пройти при участии главы российского внешнеполитического ведомства». По словам Мамедъярова, «есть общее понимание, что надо в нагорно-карабахском урегулировании двигаться, по-другому уже невозможно. И когда Сергей Лавров говорит, что он хочет встретиться и со мной, и с Зограбом Мнацаканяном, это хорошо, потому что Россия — это тяжелая артиллерия. С Россией мы находимся в стратегическом партнерстве. И если глава МИД России решил положить свой вес на чашу весов для того, чтобы понять происходящую сейчас ситуацию, дай Бог, чтобы получилось. Венская встреча показала, что хоть и тяжело, но нащупываются точки».
Лавров в деталях знаком с карабахским досье. Но ситуация складывалась таким образом, что он то близко приближался к этому конфликту, то отдалялся. По этому поводу в аналитическом сообществе циркулировали самые разные версии, большинство из которых не находили официального подтверждения. Вспомним хотя бы то, как много писали и говорили о якобы появившемся после апрельской войны 2016 года в Нагорном Карабахе «плане Лаврова» или о «возврате к Казанской формуле». Сколько толков вызывали заявления американских сопредседателей Минской группы ОБСЕ о шести основных элементах «Мадридских принципов» и тому подобном. Что происходит на сей раз, почему появившиеся «точки урегулирования» привлекли повышенное внимание российского министра, объяснить непросто, так как процесс проходит в закрытом режиме. Но что-то нам подсказывает, что, возможно, Баку намеревается предпринять шаг с целью привлечения Степанакерта к переговорам. Напомним, что сам Лавров по этому поводу говорил так:
«Что касается многократных заявлений Пашиняна о необходимости привлечь нагорно-карабахскую сторону к переговорам, то это вопрос, который должен решаться самими сторонами конфликта. В свое время карабахские представители участвовали в переговорах Баку и Еревана. По предложению армянского руководства эта практика была изменена, и переговоры уже много лет ведутся напрямую только между Арменией и Азербайджаном. Разумеется, мы исходим из того, что Ереван в своих переговорных позициях учитывает подходы Карабаха, но для того, чтобы менять нынешний двусторонний формат, требуется согласие обеих сторон. Насколько мы знаем, такого согласия нет. Я бы не стал выдвигать предварительные условия, чтобы начать рассматривать сущностный вопрос карабахского урегулирования».
Может быть, на этом направлении наметился переломный момент, за которым последует динамичный и предметный переговорный процесс. Пока же обозначим следующие очевидные тренды. С одной стороны, имеется активизация переговоров по карабахскому урегулированию с участием российской стороны, точнее, личными усилиями Путина, но такими, когда «виден дым, но нет огня». С другой, констатирует американское издание Eurasianet, «между двумя сторонами не прекращается словесная война». Москва отдает приоритет в данном вопросе взаимным договоренностям сторон. Теперь будем ждать, когда и как в игру вступит Лавров.

Станислав ТАРАСОВ