Нагорный Карабах и бакинская «лапша второй свежести»

Политика14/11/2017

Переговорный процесс по урегулированию конфликта обнулился

Руководитель бакинского аналитического центра «Атлас» Эльхан Шахиноглу, ссылаясь на полученную из «вызывающих доверие источников информацию», сделал информационный вброс. Якобы в канун встречи в Сочи глав России и Турции Москва подготовила «три условия» урегулирования карабахского конфликта — вхождение Азербайджана в ЕАЭС и ОДКБ, размещение в Карабахе российских миротворцев и освобождение 5 районов вокруг Нагорного Карабаха.

Однако стало ясно, что это, мягко говоря, непрофессиональная работа бакинского политолога. Почему президент России должен обсуждать со своим турецким коллегой вопросы, находящиеся прежде всего в компетенции Азербайджана и Армении? Логичней было бы предполагать, что президент Турции, как допускали некоторые армянские эксперты, привезет в Сочи «турецко-азербайджанский проект по урегулированию конфликта». Во всяком случае накануне Эрдоган, после встречи с президентом Алиевым, заявил, что на предстоящих переговорах с Путиным он «выступит с серьезной инициативой для решения карабахской проблемы» и что «подобные шаги вызовут обеспокоенность не только армянского лобби, но и некоторых сил на Западе».
Но бакинский политолог почему-то не стал раскрывать детали такой инициативы Эрдогана. То, что комбинация шьется белыми нитками, сразу поняли и грамотные азербайджанские эксперты. Так, Ильхам Рагимов сразу задался вопросом, откуда его коллега получил «достоверную информацию»? Ведь, «как правило, до встреч на таком уровне круг вопросов, которые будут обсуждаться, мало кому бывает известен». Что касается якобы выставляемых Москвой «трех условий», то, по мнению Рагимова, «это очень далеко от реальности». Одним словом, речь идет о политической провокации. Но кто ее разработал, если исходить из того, что непрофессиональные информационные вбросы, как правило, распространяются «вирусным» методом и по законам жанра на втором этапе подхватываются другими участниками информационной войны?
Баку предпринял такую попытку, организовывая интервью с информационным порталом Minval.az российского политолога Александра Дугина. Но вот что тот сообщил: «У меня нет твердого подтверждения информации Шахиноглу, хотя я занимаюсь этой проблемой. Повестка дня нашего президента на встречах на высшем уровне всегда держится в строгом секрете. В целом это были бы слишком радикальные требования со стороны Москвы. Наш президент — прагматик. Но то, что мы (а кто это «мы»? — С.Т.) стоим за освобождение пяти районов — это очевидно». При этом Дугин подчеркнул, что после утечек, подобных вышеупомянутой, «может показаться, что Азербайджан не является суверенным субъектом, что за спиной Баку Москва может договориться с Анкарой».
Странность ситуации заключается в том, что ранее Баку «раскручивал» т.н. «план Лаврова», который якобы предусматривал возвращение Азербайджану некоторых районов. Сам Дугин неоднократно ссылался на этот проект, как и побывавший недавно в Баку писатель и публицист Александр Проханов, несмотря на то, что Москва всё опровергла на уровне заявлений МИД. Затем идею возвращения районов, но в обмен на самоопределение Нагорного Карабаха, начали приписывать уже исключительно президенту Армении Сержу Саргсяну. Таким образом, Баку уже не первый раз выстраивает в информационно-политическом пространстве алогичную конфигурацию по принципу «лапши второй свежести», которую пытается продать России.
А что в реальности? За последнее время стало ясно, что после женевской встречи президентов прорыва не случилось. Сопредседатели Минской группы ОБСЕ еще только планируют до конца года организовать встречу с главами МИД двух стран, значит, и новый саммит Алиев — Саргсян переносится на будущий год, что означает замедление в темпах переговорного процесса, снижение уровня позитивного импульса, который появился после Женевы. Помимо того, попытка Баку включить Турцию в переговоры проваливается, а зона информационной неопределенности расширяется. Поэтому главы МИД во время планируемой в этом году встречи вновь будут вести только «переговоры о переговорах», обсуждать решения, по-разному понимаемые сторонами.

Станислав ТАРАСОВ,

ИА РЕГНУМ