Любовь, голуби и Павел Хачикович Саркисян

Культура19/03/2020

Дядю Пашу Саркисяна в Абакане знают многие. Бесконечно веселый, отзывчивый армянин притягивает своим обаянием и добродушием. Все, кто с ним знаком, знают: всю свою жизнь он провел за баранкой грузовых автомобилей. А вот о том, что в его прошлом было несколько секунд настоящей громоподобной славы, сейчас помнят не многие: в далеком 1981 году ему посчастливилось принять участие в съемках культового фильма Владимира Меньшова «Любовь и голуби», пишет российский портал shansonline.ru.

 

Волею случая
На 43-й минуте фильма есть момент, где Раиса Захаровна (Людмила Гурченко) и Василий Кузякин (Александр Михайлов) после прогулки по ночному пляжу заглянули в бар. Пока мужчина с гордым видом наслаждался коктейлем у барной стойки, главная героиня отправилась в интеллигентный пляс. Едва она успела сделать пару движений, как неожиданно к ней из-за спины «пританцевал» мужчина кавказской наружности. Однако, несмотря на ярое его желание, совместного танца не вышло: женщина «кидает» на него грозный взгляд, говорит пару фраз, после чего поклонник в исполнении абаканца Саркисяна быстро удаляется.
Премьера фильма состоялась спустя четыре года. Абаканцы легендарную киноленту увидели по телевизору. В те годы население города было не такое большое, потому информация (назовем это так) о том, что армянин из Хакасии пытался соблазнить саму Гурченко, мгновенно разлетелась по городу. А наш герой в это время был в рейсе, и весь поток вопросов в стиле «Как и почему?» был адресован его жене — врачу женской консультации Любови.
«Добродушные» коллеги тут же начали строить догадки, что, скорее всего, у Павла была интрижка со звездой. Но мудрая женщина гордо отвечала: «Ну и что! Я все равно им горжусь».

 

Долгий путь в Абакан
Павел Саркисян родился в Армении. На вопрос о том, как он попал в Абакан, с акцентом отвечает, что это очень долгая история.
– В родной стране работы не было, и старший брат, который часто ездил на заработки в Россию, как-то взял меня с собой. По правде говоря, в Россию меня тянуло всегда. Несмотря на то, что по-русски тогда я очень плохо говорил (это сейчас без проблем болтаю), я устроился шофером. Несколько лет в Канском районе Красноярского края работал на «КрАЗе», лесовозе, бульдозере. Все шло хорошо, пока не настали брежневские времена. Офис, находившийся в Красноярске, прикрыли, а нам сказали: говорите, кто куда хочет ехать работать, квартира будет, работа будет.
Про Абакан шофер слышал от товарища. Он-то ему и посоветовал перевестись именно сюда, объяснив, что вокруг много городов: Минусинск, Саяногорск, а значит, необходимость в перевозке грузов будет постоянная. Устроился в АГТП №1 (абаканское грузовое транспортное предприятие). Находилось оно тогда в районе современного пивзавода, которого в те годы еще не было на карте города.
Павел Хачикович за считанные месяцы зарекомендовал себя непьющим и трудолюбивым. И когда в 1977 году пришло время получать огромный «МАЗ-516» грузоподъемностью 14,5 тонн, право пригнать его из Красноярска и далее эксплуатировать получил именно он. «Я любил свою работу. Платили по тем временам неплохо: за командировку в Кызыл — 35, Красноярск — 29, в Москву — 719 рублей», — говорит Саркисян.
Стоматолог-сваха
В своей холостяцко-шоферской жизни Саркисяна все устраивало. Он и подумать не мог, что лечение больного зуба в мае 1978 года может закончиться свадьбой.
– На углу улицы Карла Маркса, где сейчас МВД, находилась стоматология. Там работал Тофик. После того как он избавил меня от боли, неожиданно пригласил в гости. Я пришел, а он мне и говорит: «Знакомься, это моя свояченица — Люба». Влюбился я сразу.
Спустя два месяца, 3 мая, пара сыграла свадьбу.
– У нас такого не было, как сейчас: живут несколько лет, а только потом свадьбу играют. Все нам завидовали. Мы уважали друг друга. Дома я ее всегда слушал, ведь она была очень умной женщиной. Вскоре купили дачу, машину. Хорошее время было. Этот регион стал мне родным. Я шутя даже называю себя породистым хакасом армянского происхождения.

 

Легендарная командировка

В командировку, которую Павел Хачикович запомнит на всю жизнь, он отправился в начале июня 1981 года. В Москву с черногорского камвольно-суконного комбината ему нужно было доставить краски, а оттуда привезти чесальные ленты. «Тогда же по трассе встретил дальнобойщика из Иркутской области. Дороги он не знал, с гаишниками общался плохо. Я ему сказал: садись ко мне на прицеп, куда я поеду, туда и ты езжай», — рассказывает Павел Хачикович.
Когда машины двинулись в сторону федеральной трассы, неожиданно в поле их зрения попал мужчина. Он махал руками и кричал, чтобы водители остановились.
– Он нам сказал: зайдите в ресторан. Мы спрашиваем: «В чем дело? За рулем не пьем…». А он засмеялся и пояснил, что у них сегодня открытие ресторана, и директор приказал первым делом накормить водителей-дальнобойщиков, ведь им далеко ехать. Мы подумали и решили, что зайдем, быстро покушаем и сразу поедем.

 

«Каждый черт вас знает»

Войдя в ресторан, Саркисян сразу заметил, что интерьер кардинально отличался от придорожных заведений общепита.
– Я сел спиной к выходу. Напротив — Петрович. Сидим осматриваемся, ресторан шикарный. Вдруг открывается дверь, и тут товарищ восклицает: «Ого, посмотри, кто зашел». Я поворачиваюсь и открываю рот от изумления: идет Марковна (Людмила Марковна Гурченко – «Шанс»)! Царство ей небесное. Она на меня так посмотрела… Следом за ней шел режиссер Меньшов. Неожиданно актриса поворачивается к нему и спрашивает, кивая в мою сторону, мол, чем я не Кикабидзе? Я ей тут же говорю: «Я не Кикабидзе, Людмила». Она не без удивления спросила: «Вы меня знаете?». Я и ей отвечаю: «А кто вас не знает? Каждый черт вас знает!». Тут Меньшов заулыбался и спросил: «Вы, конечно, по национальности армянин?». А я тут же: «А вы откуда догадались?». Гурченко поспешила за него ответить: «Каждый черт вас знает».
Все трое посмеялись. Звезда и режиссер удалились, Павел Хачикович же продолжил ожидать ужин и смотреть по сторонам. И вдруг к нему подошла представитель съемочной группы.
– Женщина рассказала, что они снимают кино, и там есть эпизод, на который у них нет актера. Он должен был прилететь из Грузии, но заболел. Они попросили меня: «Будьте добры, там буквально секундный эпизод». Я спросил, что мне нужно делать. Мне ответили, что Гурченко сама всему научит. По легенде, я должен был увидеть красивую, привлекательную женщину, подойти к ней и немного поприставать. Ну, чего-чего, а приставать — это я могу. Услышав это, Марковна сказала: «Да по тебе видать». Минут 10 играла музыка, и она мне показывала, как к ней надо культурно приставать. Все получилось со второго раза. Она даже умудрилась мне наступить каблуком на ногу. Как я завизжал! Спрашиваю у нее: «Как я буду газовать сейчас?» Она ответила: «Меньше будешь газовать». Конечно, пообщаться с ней приятно было. Она такая болтливая. Сказала, что мне не дашь 39 лет, и тут же спросила, сколько лет дам ей я? Ответил: «Может, 27, если 28 скажу, не обидишься?». Она сдержанно сказала: «Нормально».
Лишь когда Гурченко не стало, Саркисян узнал: тогда ей было уже 47 лет.
– Я обалдел, – признается дядя Паша.
Эпизод сняли быстро, с одного дубля. Павел вернулся на свое место, спокойно покушал, а когда собрался уезжать, то провожать его вышла вся съемочная группа.
– Там были и Гурченко, и Меньшов. Они сказали мне: «Спасибо, угодил». Людмила Марковна даже напоследок меня обняла и прошептала на ухо: «Все вы дальнобойщики — б… (любители женщин – «Шанс»)». Я у нее спросил: «И это все, что вы хотели сказать?» Она ответила: «Да».

 

«Потанцевали и все…»

Премьера фильма «Любовь и голуби» состоялась в январе 1985 года. Однако дядя Паша ни ее, ни несколько следующих повторов не увидел — был в рейсах.
– Приехал домой, а мне Любаша моя говорит: «Солидно, молодец, Павлик». Нет, не ругалась, она у меня мудрая и юморная была.
Несколько лет Саркисяну не давали покоя ни в Хакасии, ни в других городах.
– Приехал как-то в город Бобруйск. Девушка-диспетчер спрашивает: «А как ты к Гурченко попал? Вчера смотрели и вдруг увидели тебя, Саркисяна, хакаса. Потом сосед по гаражу накинулся на меня: «Ты, морда армянская, как к Гурченко попал? Как танцевал с ней? Где?»
Сам Павел Хачикович посмотрел картину лишь в 1988 году в Красноярске во время очередной командировки.
– У нашего предприятия была гостиница. Я уже отдыхал, когда администратор позвала «Любовь и голуби» смотреть.
– Ну как? Понравилось? – спрашиваем.
– Да ничего так. Снято хорошо. Три оператора сделали свою работу просто профессионально. Не могу сказать, что я люблю этот фильм. По большому счету, мне все равно. Я не придаю этому никакого значения. Одно время я даже забыл про него. Было-было, чего уж там! Я звезда что ли? Нет! Простой водила.

Ирина НИЧКОВА