Сейчас на сайте
Сейчас на сайте находятся:
 320 гостей 
В Номере // КУЛЬТУРА // Пространство Гафесчяна

Пространство Гафесчяна

Пятнадцать лет назад в Ереване был создан фонд Музей Гафесчян. Тогда мало кто представлял, во что это обернется. Государство передало фонду заброшенный Каскад и сопредельную территорию для создания Музея современного искусства и Центра искусств, что далеко не всем понравилось.

Это был огромный филантропический проект американского соотечественника Джерарда Гафесчяна, кроме всего прочего, коллекционера и обладателя замечательного собрания актуального искусства. Весь проект планировалось завершить в 2006 году. Прежде всего фонд занялся приведением в божеский вид самого Каскада — незавершенного памятника эпохи цветущего социализма…

 

 

Вскоре Каскад, загаженный в течение многих лет несознательными согражданами, был очищен и озеленен, даже партеры высажены. Главное: эскалатор, последний раз ржаво пискнувший в 1997 году, вновь ожил на радость публике. Строители побили все мыслимые рекорды: он за несколько минут поднимал людей на плато, причем бесплатно — фонд Гафесчяна никакой финансовой выгоды не преследовал. Привели в порядок и другие закоулки Каскада — интерьеры и экстерьеры. Люди наконец увидели роспись Григора Ханджяна.

А 26 ноября пред очи предстал первый экспонат из собрания Джерарда Гафесчяна — бронзовый Кот, произведение всемирно известного маэстро Фернандо Ботеро. Ботеро - колумбиец, интенсивно ворвавшийся в мир современного интернационального искусства. Он прежде всего скульптор, хотя занимается и живописью, и графикой. Ботеро создал свой уникальный пластический язык, что делает его работы узнаваемыми везде, сразу и навсегда. Бронзовые скульптуры Ботеро окрашены юмором, такие симпатичные добродушные создания, что делает их на фоне агрессивного скульптурного авангарда приятным исключением. Многие скульптуры синьора Ботеро украшают музеи и города Европы и Америки, причем стоят на фоне как современной, так и классической, даже ренессансной архитектуры.

Гафесчяновский Кот вызвал волну разноречивых чувств и в некоторой степени стал лакмусовой бумагой, определяющей умонастроение ереванцев. Путь Кота к месту проживания был нелегок, если не сказать — труден и тернист.

Возмущению ереванских мтавораканов не было предела: как можно в таком священном месте ставить такой памятник. Очень хотелось понять, какое это такое место и чем ему помешает скульптурный Кот, но уловить эту тончайшую мысль не удалось ни тогда, ни позже. Это часть города, где в теплое время тусуется вольнодышащий народ, гремит музыка, ревут машины.

Некоторые мтавораканы взроптали весьма недвусмысленно — им не угодишь. Понятно, если был бы Кот булгаковским злодеем Бегемотом, оторвавшим голову несчастному Бенгальскому. Или наш плутоватый скорняк Уста Писо, жестоко надувший бедного Пса. А хулиганистый ворюга Базилио? Нам скорее достался Кот Мурр — одинокий гофмановский мечтатель с удивительной улыбкой. Как у Чеширского кота. Если читатель помнит, бывают коты без улыбки, бывает улыбка без кота (Чеширский кот!), но есть и кот с улыбкой. Он-то благодаря фонду обосновался на Каскаде. Тогда один известный мтаворакан всерьез пытался доказать, как нехорошо мы поступили, приняв Кота и дав ему армянское гражданство и определенное место жительства. Мол, святое место — Таманян, Кочар, Сарьян, опять роспись Ханджяна и проч. и проч. К тому же кот не рыжий, не белый, не пестрый, а черный — бронза так обработана. Подтекст такой: черный кот — это нехорошая примета, Э³нл. В воздухе отчаянно запахло средневековым чернокнижием и охотой на ведьм. Их, как известно, жгли на кострах вместе с черными котами, жабами и прочими орудиями преступного труда. Но как быть тогда с нашими знаменитыми ванскими кошками? Кто знает, скольких сограждан согрели вполне армянские коты и кошки в холодные зимние вечера?

Помнится, толпа неопознанных мтавораканов на презентации Кота-«каскадера» глубокомысленно резюмировала, что коту-чужестранцу не место на нашей многострадальной земле. И вообще, что мы, сами кота не можем соорудить? Что, перевелись армянские ваятели? Отметим, что Кот — первое иностранное произведение монументального искусства в Ереване. А чем плохо? Со временем Кота полюбили все.

 

С самим Каскадом все пошло без неожиданностей и он был сдан в 2009 году. Внутри были устроены чудесные выставочные залы, обустроен магазин арт-объектов, во всю функционировал зал, где проводились отборные, несколько эстетские концерты. Постепенно зеленел партер, благо вода для орошения своя, фондовская, артезианская. Каскадовское пространство украшали замечательные скульптуры современных авторов из собрания Джерарда Гафесчяна: работы Чедвика, Фленагана и других известных артсменов дальнего зарубежья оживили ереванскую атмосферу. Каскад стал излюбленным местом ереванцев, особенно в теплые месяцы. Полны экспозиционные залы – тут всегда есть новые выставки из гафесчяновских фондов, а также привозные и вновь организуемые. Короче говоря, Каскад стал настоящим культурным центром.

К большому сожалению, не заладилось с Музеем современного искусства, где по идее должна была разместиться вся коллекция Дж.Гафесчяна. Вначале фондом был проведен закрытый международный конкурс, что вызвало возмущение отечественных архитекторов – мол, мы что, сами не можем. Не можем. По крайней мере тогда не могли спроектировать современный музей – сложнейший объект. Увы, итоги конкурса фонд аннулировал, хотя и было несколько впечатляющих проектов. Разработать новый проект было поручено американцу Хатсону, что он и сделал. По разным причинам, прежде всего из-за разразившегося всемирного финансового кризиса он не осуществился. Огромный котлован с начатыми бетонными работами стал своеобразным памятником. В 2013 г. в возрасте 88 лет великий благотворитель и меценат Джерард Гафесчян скончался и вопрос музея принял еще более призрачные очертания. Когда потом членов семьи Гафесчян в Ереване принял глава государства, они заверили, что все договоренности остаются в силе…

 

Между тем Фонд Музей Гафесчян работает в полную силу, привлекая как граждан Армении, так и зарубежную публику. Весь комплекс разнообразных культурных мероприятий, проводимый фондом, проводится на высоком мировом уровне – выше всяких похвал. Но вопрос музея не дает покоя культурной и арт-общественности. В связи с этим автору захотелось встретиться с исполняющим обязанности директора фонда Ваагном Марабяном. Оказалось, это не так-то просто. Девушка на контактном телефоне после расспросов соединила с Марией, ответственной за связи с общественностью. Она в свою очередь учинила допрос на тему, о чем я хочу говорить с В.Марабяном, какие вопросы меня интересуют и т.д. Было ощущение, что я общаюсь с какой-то top-secret организацией из оборонной сферы. «Я же должна доложить директору», - сказала Мария. Договорились, что позвоню через час. Позвонил. Контактная девушка сообщила, что обо всем я могу узнать из сайта фонда. Круг замкнулся. И это при том что меня они знают по меньшей мере как автора множества статей о деятельности фонда, опубликованных в «НВ» с самого начала ее эпопеи – с 2002 года. Что за тайны они так берегут, почему избегают озвучить – непонятно. Почище цюрихских гномов. Скорее всего не позволяет говорить головной офис фонда, тот, что в Штатах. Впрочем, кто их знает…

Так что вопрос с музеем остается открытым.

Карен Микаэлян

Последнее обновление ( 16.02.17 10:34 )

Новости
Арменпресс, Панорама, Арминфо, Новости-Армения, Regnum

Сегодня президент примет генсека ОБСЕ

 
Еще одна инновация МЦ “Эребуни”

 
Семья пятерняшек получит 3 млн драмов и квартиру в Мецаморе

 
У “Наследия” может появиться новый лидер?

 
Днем +28+30

 
Партия “Еркир Цирани” возьмет мандаты в Совете старейшин Еревана

 
Эдуард Шармазанов, ссылаясь на Нжде, призвал богачей раскрыть кошельки

 
На стадионе бомбы не оказалось

 
Рейсы в Барселону стартуют с 12 июля

 
Московский ураган за час убил несколько человек

Падавшие деревья калечили москвичей и перекрывали дороги

 
Три члена фракции “Царукян” сложили свои полномочия

 
Страны и нравы

За курение на борту британцу вдвое «накрутили» срок

 
Каннскому кинофестивалю Серж Аведикян предпочел ереванскую “Аврору”

 
Отец и сын Азнавуры в Ереване

 
Forbes посчитал доходы мега-звезд футбола

 
Тимати пообещал, что в Ереване будет жарко

 
Константин Хабенский: “Можно стать героем, просто помогая кому-то”

 
Reuters, BBC, российские СМИ

Джамала защитила снявшего штаны на “Евровидении” пранкера

 
Жена Мартиросяна – звезда соцсетей и женщина с хорошим юмором