Книга о Ереване, который мы потеряли

Культура31/01/2019

Немецкое академическое издание Palmarium выпустило книгу, примечательную во всех отношениях. Единственную в своем роде. Это «Архитектура Еревана 19 и начала 20 века. Город в пространстве и времени». Автор – профессор Госуниверситета архитектуры и строительства, доктор Мариэтта Гаспарян. В течение долгого времени она изучает старый Ереван и знает о нем, пожалуй, все. Ее книга – это фактически иллюстрированная энциклопедия.

Училась в Политехникуме на архитектурном и увлекалась конструктивизмом. По назначению работала в Главном архитектурно-планировочном управлении Еревана. Вначале без особого энтузиазма, как-то инертно. Потом вместе с Левоном Вартаняном и Ашотом Бояджяном стала трудиться над паспортизацией старых ереванских домов. Паспортизация – это прежде всего обмеры зданий. Обмеривали. Перетрогали каждый камень. Приохотилась без какой-либо надежды или планов на грядущий результат. Смешно и грустно, но в то время эту самую ереванскую архитектуру никто в грош не ставил. Не было о ней разговора и в учебном процессе. Тот Ереван попросту игнорировали, в том числе архитекторы-преподаватели и специалисты по национальному зодчеству. Вот классика – это да! А то, что было создано в царский «предсоветский» период, не имело абсолютно никакой ценности. Короче говоря, архитектуры этого периода как бы не существовало вовсе. Оттого и уничтожали без какого-либо сожаления. Один из известных архитектров, кстати, преподаватель, который по определению должен сеять доброе, разумное, вечное, утверждал, что пальцев одной руки хватит, чтобы пересчитать здания досоветского Еревана, которые можно оставить на будущее. Советский пропагандистский трюк «раньше и теперь» дорого обошелся столице. То, что Мариэтта Гаспарян в этой атмосфере всеобщего неприятия взялась за изучение отверженной старины, явление феноменальное, а если гиперболизировать, то героическое. «Прекрасный торговый ряд на улице Шаумяна рушили на наших глазах, нас никто не слушал, хотя об этом варварстве мы кричали на каждом углу. Потом решили полностью облицевать белым камнем Картинную галерею и Малый зал. Мы писали письма наверх – ни в какую. В итоге все же удалось добиться, что облицевали только задний фасад, — вспоминает Мариэтта. – Ереванская архитектура считалась абсолютно провинциальной, недостойной внимания. Дошло до того, что в последнем советском Генплане не отмечено ни одно досоветское черное здание, о кирпичных уже не говорю. Все они были обречены. Даже после создания Отдела по охране памятников при Ергорсовете эти здания продолжали ломать и ломать. Несколько сотен, целый город с окраинами». Кандидатскую Гаспарян написала о жилых домах досоветского Еревана. Руководителем был сам знаменитый Ованес Халпахчьян. «Думала все, защищу и точка, но Халпахчьян был неумолим – пиши да пиши, продолжай. Одолел. Я расширила тему, стала изучать общественные здания, промышленные, административные, учебные – все, что было в тогдашнем Ереване». В 2004-м она защитила докторскую диссертацию.

Сказать, что о ереванской архитектуре того периода ничего нет, было бы неверно. Писали, но как-то вскользь, сквозь пальцы, под неким этнографическим углом. Гаспарян же в течение долгих лет перебрала кубометры документов в Госархиве, библиотеках, музеях, фототеки Арменпресса, в Бюро технической инвентаризации, в газетах того периода, даже вычитывала объявления, где что сдается и т.д. Надо было выяснить – что, где, когда, а это было непросто, ведь улицы не раз переназывали, некоторые просто исчезли. И прочие трудности. «Мне здорово помог подробный план города, составленный архитектором Меграбяном в 1906-1911 годах, — говорит Мариэтта. – Поиски осложнялись и тем, что разрушители Еревана действовали быстро и не оставляли следов. Может, боялись возмездия? Перед сносом даже не фотографировали объект, не обозначали, что конкретно сносят, только иногда, как было с церковью Погос-Петрос». В книге Гаспарян тщательно исследована и систематизирована вся историческая и архитектурная ткань Еревана: формообразование городского и народного жилища, национальные традиции, регулярное планирование и Генплан 1856 года, строительные материалы и приемы, организация архитектурно-строительного дела, исторические стили – охвачено все. И главное, изложено не суконным «научным» языком, а читабельно и увлекательно. Кроме профессионального описания архитектуры улиц, жилых домов или церквей, автор дает исторический контекст. Вот, например: «Доходный дом А.Хорасаняна на Астафьевской улице (1900-е гг., арх.Б.Меграбян) – грандиозный и роскошный дом в три этажа и три подъезда напротив церкви Сурб Катогике… с богатыми и респектабельными квартирами, о чем свидетельствуют газетные объявления: «Сдается барская квартира со всеми удобствами, верхний этаж, дом Хорасанова». В одной из квартир жил хозяин дома, купец первой гильдии Акоп Хорасанян (мануфактурные товары и железные изделия) со своей женой Шамирам, потомственной дворянкой из старинного рода Мамиконянов. Их дочь Вергине – доктор медицины Берлинского университета… занималась частной практикой в Ереване в 1900-1910 гг. Имела в этом здании врачебный кабинет…» Или: «Кладбищенская церковь (1900 г., арх.В.Мирзоян) апостольской конфессии сооружена в средней части нового армянского кладбища… (современная территория парка Комитаса и Пантеона)… Церковь разрушена. Архитектор похоронен (1925) на церковном дворе, однако его могила затерялась при реконструкции кладбища, также уничтожены другие захоронения, включая заколотых большевиками в 1921 г. в ереванской тюрьме офицеров во главе с Амазаспом и Корганяном». Вот так и было.
«Мы проморгали целый исторический архитектурный и культурный пласт», — говорит Мариэтта Гаспарян. Да, но ее книга заполнила огромную лакуну, она создает живой образ города, незаслуженно игнорируемого в советское время, да и сейчас – по неведению и инерции.
Издательство Palmarium вышло на автора само, узнав о ее работах. Попросили прислать книгу, но не было такой книги. Всякая ерунда была, но такой важной не оказалось. Немцы сделали это.

P.S.
Если уж кто-то достоин звания почетного гражданина Еревана, то это Мариэтта Гаспарян, исследовавшая потерянную столицу.