Холодильники “Арагац”, гамбургеры и консервы

Регион08/11/2018

40 лет назад в ноябре 1978 года скончался “кремлевский долгожитель» — государственный и партийный деятель Анастас Микоян. Он оставил заметный след в истории советской страны и особенно для становления и развития пищевой индустрии.
Как знаменитый нарком внедрил иностранные разработки и технику в советский быт и упростил жизнь женщинам. Об этом рассказывает бывший собкор “Известий” Сергей Баблумян.

 

]Старожил высшего советского руководства Анастас Микоян был горячим патриотом своей страны. Находясь с визитом в Турции, он отвечал на вопросы журналистов, и корреспондент одной из местных газет спросил: “А правда, что в СССР половина населения дураки?”
Микоян ответил: “Да, их у нас называют турками”.
“Ты, Анастас Иванович, такой человек, которому не так коммунизм важен, как решение проблемы изготовления хорошего мороженого”, — сказал однажды Микояну Сталин, после чего по логике политической жизни того времени нарком пищевой промышленности СССР должен был быть расстрелян, а изготовление мороженого предано забвению. Но ни того, ни другого не произошло.
В принципе, Микояна можно было расстрелять также за котлеты, сосиски, фруктовые соки, быстро замораживаемое мясо и даже холодильники. Не потому что все это советскому человеку не было нужно, а потому что это, как и многое другое, Микоян впервые увидел в Нью-Йорке — цитадели лжи, разврата и “желтого дьявола”.
Мало того, что увидел, а еще и частично перенес на свою советскую родину. Эффективность зарубежных поездок наших министров, заместителей министров и других любителей зарубежных вояжей в данном случае рассматривать не будем, а начнем с холодильника, потому что и с ним тоже случился риск впасть в немилость Сталину.
“К чему нам холодильники? Зима в СССР длинная, — размышлял вождь, — а летом население привыкло держать продукты в погребах и ледниках”.
Насчет долгих зим в знойных среднеазиатских республиках нарком возражать не стал, но после войны к теме холодильников вернулся. И здесь тоже, странное дело, Микоян избежал репрессий, а страна начала использовать холодильники “ЗИЛ”, “Саратов” “Орск” и, прошу прощения, “Бакы”, а уже дальше — появился наш родной “Арагац” (с японским компрессором, если повезет, и возможностью готовить мороженое дома).
Мороженое чаще всего получалось так себе, а самое вкусное (так говорили в Ереване) делали в Москве, Сочи и почему-то Таганроге, где наши соотечественники в принципе не должны были так часто бывать. Словом, холодильники вошли в быт – было бы что в них хранить, а еще важнее – производить.
Больше всего в Америке Микояна удивили гамбургеры, которые у нас переименовали в котлеты: быстро, питательно, вкусно.
Из сообщений газет того времени: “В Москве в последнее время появился новый вид продукции пищевой промышленности — горячая московская котлета (впоследствии их стали называть микояновскими). Они изготовляются на Московском мясокомбинате (в дальнейшем получившем имя Микояна). Маленькая машина выпускает полторы тысячи котлет в час. Население Москвы сейчас ежедневно потребляет четыреста с лишним тысяч готовых котлет”.
А еще появились майонез, кетчуп, доступное шампанское, кукурузные хлопья и консервы, растворимый кофе, сухое и сгущенное молоко, не говоря уже о “Всем попробовать пора бы, как вкусны и нежны крабы!”.

И вот теперь об обещанных советских женщинах.
“Она должна освободиться от примитивного труда, от обидной тяжелой домашней работы. Должна иметь в своем распоряжении фабричный продукт или полупродукт, требующий лишь небольшого подогревания… Долой кухонное рабство!” — такую идею выдвигал Микоян.
Зачатки широко шагающего по стране феминизма замечаете?
Юрий Олеша, известный в те времена писатель, поэт и драматург, писал: “Объявлена война кухням. Женщины, мы сдуем с вас копоть, очистим ваши ноздри от дыма, уши от галдежа, мы вернем вам часы, украденные кухней, половину жизни вы получите обратно. Ждите!”
Дождались! Холодильник, миксер, соковыжималка, индукционная плита, микроволновка, овощерезка… На кухнях нет копоти, дыма, галдежа. И вообще: “Готовим вкусно, не выходя из интернета!”
А с кого все началось? С человека, который сумел не только наладить производство холодильников, но и поставить дурака-журналиста на место.