Глобализм нам в помощь…

Мир и мы05/03/2020

Сектанты, нападки на церковь, трансгендеры, всемерная пропаганда идей глобализма, русофобия, неоправданный пацифизм перед лицом агрессии – все это не ново и берет начало отнюдь не в мае 2018-го. Семена вышеперечисленного были посеяны еще в 90-х, пишет в ИА «Реалист» писатель, аналитик Егорий СЕРГИЕВ. Помимо прочего, он рассказывает о том, как научные исследования известного социолога, культуролога Светланы Лурье использовали в 90-е в своих целях западные спецслужбы. Не забывает и «наместников» в лице тогдашних аодовских властей, благодаря которым многие из этих целей были достигнуты. Фрагмент статьи публикуется ниже.

В результате обрушившегося на республику в декабре 1988 года ужасного землетрясения, унесшего десятки тысяч жизней, население Армении переживало «морально-психологическое потрясение». Одновременно в страну хлынул поток чудом спасшихся от резни беженцев из Азербайджана. Под предлогом оказания различного рода помощи в республику прибыла и неконтролируемая масса иностранцев, пропуском в Армению которым служил обыкновенный клочок бумаги за подписью бывшего младшего научного сотрудника биологической лаборатории, а в 90-х наделенного широчайшими полномочиями руководителя Комитета помощи зоне бедствия Хачика Стамболцяна. Спецслужбы республики при этом игнорировались полностью. Ко всему этому прибавились политические пертурбации, которые ломали сложившиеся представления о бытии. Социально-бытовые устои рушились на фоне гибели дотоле мощной державы, нерушимость которой не подвергалась никакому сомнению. Всё это отрицательно отразилось на психическом здоровье нации, и в первую очередь – ереванцев, как пишет Лурье.
Тогда в республике и появились первые сектантские формирования, принявшиеся активно вербовать в свои ряды адептов из числа жителей Армении, используя также материальные поощрения. Изначально получили распространение мистические сектантские образования, которым новая власть предоставила обширные аудитории в вузах Еревана для проведения массовых медитаций якобы с целью “снятия стресса” и “психологической помощи» пострадавшим гражданам (первые “медитации” осуществлялись в крупных залах Ереванского политехнического института).
АОД активно стимулировал деятельность подобных формирований, это опосредованно использовалось для удаления из сознания граждан коммунистической идеологии, а так же – умаления значения Армянской Апостольской Церкви. Имели место попытки оскорбления армянской церкви, что не получило распространения среди широких масс населения лишь в связи с чрезвычайной духовностью руководителя церкви Католикоса Всех Армян блаженной памяти Вазгена Первого.
Нападки на Армянскую церковь осуществлялись не случайно. Целенаправленная агрессия имела своё научное обоснование. Ведь, как отмечается в монографии С.Лурье, “для армян последних столетий характерно практическое слияние этнической и религиозной самоидентификации. Долгое время главной силой, объединяющей всех армян, была церковь, которая пользовалась некоторой политической самостоятельностью. В литературе встречается даже мнение, что вся политическая жизнь армян «получает общее руководство со стороны армянской теократии”. Церковь составляет одну из важнейших основ самоидентификации армян. На протяжении долгих столетий она сохраняла свою полную обособленность от других восточно-христианских церквей и в значительной мере препятствовала и культурному взаимодействию армян с соседними народами, и ассимиляции. Возможно, эта церковная самоизоляция и привела к тому, что в те времена, когда для других народов этническая самоидентификация была малозначимой по сравнению с культурной, государственной, религиозной, армяне выделяли себя именно как народ. Религиозная самоидентификация совпала в данном случае с этнической и обусловила её”.
Что значило для армян наличие “практического слияния этнической и религиозной самоидентификации”, составляющей одну из важнейших основ самоидентификации нации? В основе своей – противодействие процессам глобализма… Отсюда – нападки на Армянскую Апостольскую Церковь, противодействующую своим существованием распространению сектантскими формированиями идей космополитизма и глобализма.
В 1990-х годах интервенция и аннексионные стремления в отношении Армянской Церкви не дали ожидаемого результата, однако распространение контролируемых, в основном ЦРУ, сект различных направлений среди населения, с использованием в том числе бедственного материального положения граждан республики, продолжается по настоящее время.

Внедрение влияния ЦРУ в Армению было осуществлено лично Левоном Тер-Петросяном, который начал продавать Ереван с передачей под посольство США здания ЦК ЛКСМ Армении, к которому подведены концы всех кабелей связи, в том числе – самой секретной (защищённой), предназначенной для ограниченного контингента руководства республики. Таким образом, США получили возможность контролировать всю систему информационных коммуникаций на территории Республики Армения. В продолжение этой политики США так же был передан Дворец съездов имени Степана Шаумяна, который находится на этой же линии связи и используется в качестве Американского университета. Как известно, подобные учебные заведения используются в третьих странах для подготовки и обработки специалистов разного профиля и их активного использования для продвижения идеологии «панамериканизма» и интересов США. На этой же линии связи под посольство Великобритании был выделен (уже бывший) Дом-музей маршала Баграмяна.
Таким образом, США и Англия получили возможность непосредственного контроля всех секретных переговоров. После постройки нового здания посольства на берегу т.н. “Ереванского озера”, старое здание осталось под юрисдикцией США с целью сохранения контроля коммуникаций связи. На нем теперь вывеска религиозной организации “Армянская евангелистская церковь”.
Обращает на себя внимание тот факт, что на указанной линии связи на проспекте Маршала Баграмяна находятся посольство Сирийской Арабской Республики и Китайской Народной Республики, что даёт возможность держать их под своим неусыпным контролем…

В годы администрирования президента Л.Тер-Петросяна представители ЦРУ, хозяйничая в армянской спецслужбе (КГБ-ГУНБ-МНБ-СНБ), под предлогом лекций активно изучали оперативный состав на предмет возможности дальнейшей вербовки. Затем последовали командировки с вывозом в США и страны НАТО (а также – подконтрольные США государства) под предлогом повышения квалификации наиболее подходящих для вербовки сотрудников. Одновременно осуществлялись изучение и вербовка лиц среди чиновничьего состава и депутатского корпуса путём внедрения “советников” на различных уровнях бюрократического аппарата (начиная с министров и ниже).
29 июня 1992 г. Левон Тер-Петросян в своём выступлении по республиканскому телевидению, в связи с депортацией из страны одного из лидеров дашнаков Грайра Марухяна и разоблачением подпольной террористической организации “Дро”, объявил о запрете деятельности на территории Республики Армения партии Дашнакцутюн. В это время (1991-1993 гг.) советником президента по вопросам национальной безопасности являлся член комитета “Карабах” Ашот Манучарян, которого Левон Тер-Петросян решил заменить. На этот пост президент якобы намеревался, как об этом было распространено в Ереване посредством слухов, назначить бывшего председателя КГБ Армении генерал-лейтенанта Мариуса Юзбашяна. При этом в качестве промежуточной должности М. Юзбашян был назначен советником мэра Еревана (1990-1992 гг.) Амбарцума Галустяна. Однако на должность советника по вопросам национальной безопасности при президенте РА был назначен установленный агент ЦРУ, гражданин США Жирайр Седракович Липаритян. (1991-1994 гг. – советник президента Армении по вопросам политического анализа; 1993 г. – первый заместитель министра иностранных дел Армении; 1994-1997 гг. – главный советник президента Армении, секретарь Совета безопасности при президенте, посол по специальным поручениям).
В феврале 1993 г. Юзбашян М.А. возглавил созданную в Ереване частную «школу национальной безопасности», слушатели которой, пройдя всего лишь первый год обучения, проявили себя как грамотные, преданные граждане, где б ни работали. Но властям республики «Школа Юзбашяна», ставленника Кремля, пришлась не ко двору. 21 июля 1993 года М.А.Юзбашян был убит выстрелом в область затылка во время утреннего выгула собаки в парке, расположенном неподалёку от места проживания генерала. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что за две недели до гибели Мариус Арамович обратился к бывшему члену комитета “Карабах” Игорю Мурадяну с просьбой тайно переправить его в Арцах с намерением осуществить проверочные мероприятия по выяснению каналов утечки к противнику секретной информации из этой республики. Затем М.Юзбашян вылетел в Москву с целью приобретения дополнительной литературы для второго года обучения в руководимой им «школе национальной безопасности». В день возвращения М.Юзбашяна (20 июля) с ним на первом канале республиканского телевидения было записано интервью о руководимой им школе, а утром следующего дня он погиб от руки убийцы. Преступление не раскрыто.

Окончание следует