Фильм «Дело № 1 марта» и Тер-Петросян

Регион31/01/2019

Известный российский тележурналист Роман Бабаян снял документальный фильм про события 1 марта 2008 года в Армении. Картина была на днях показана в эфире армянского “Пятого канала”. Фильм “Дело N 1 марта” – это, по сути, видеохроника и воспоминания участников о событиях после президентских выборов 2008 года.

Но мы сейчас не будем рассказывать о фильме, который может увидеть любой желающий. Мы, вслед за авторами, не станем делать выводы о правых и виноватых, оставляя их на совести и взгляд зрителя. Фильм получился настолько беспристрастным, насколько это было возможно, учитывая деликатность и многозначность темы. Речь пойдет о другом.
При всей подчеркнутой беспристрастности картины, нет-нет, да прорывалось удивление тем, что люди, после всего что сотворила с ними и с их жизнью и судьбами аодовская власть, спустя некоторое время опять собираются на митинги в ее поддержку.
«Он (Левон Тер-Петросян – Ред.) опять выступает с трибуны, а они опять ему верят», — удивление рефреном проходит сквозь весь фильм. И благо бы верили «ему» молодые, не видевшие или по детским годам не помнящие того времени и из молодого духа противоречия не верящие в рассказы старших. Там, на площади, внимают аодовскому главарю сотни взрослых людей в годах, умудренных, казалось бы, жизненным опытом.
Что же произошло с нами, что мы мгновенно забыли, кому обязаны беспределом сил власти, коррупции, несправедливости, темнотой в прямом и переносном смысле и продающимся втридорога топленым норвежским маслом, на банках которого совсем не по-норвежски было написано: «Не для продажи»? Что ослепило нас так, что мы готовы внимать тому, кто мог бы войти в историю Армении величайшим строителем, а вошел черными, как сажа от наших буржуек, страницами безнадежности и пораженчества?

Говорить о годах правления Тер-Петросяна можно очень долго, каждый раз вспоминая новые подробности и эпизоды. В 2007 году первый президент, нехотя и сквозь зубы, сделал вид, что покаялся за «темные и холодные» годы, не забыв назвать их «ценой» победы в карабахском противостоянии. А за 8 лет до этого, незадолго до своей гибели в парламенте, Вазген Саркисян на всю страну рассказал, сколько вагонов и тысяч тонн мазута и другого топлива для энергетики Армении не было оприходовано и исчезло бесследно в одном только 1992 году.
С первых дней своего правления аодовская власть начала разрушать систему образования, доставшуюся в наследство от СССР – при некоторых понятных издержках, в первую очередь идеологических, советское образование было основательным и подробным, из школ выходила не просто грамотная и умеющая считать молодежь, а люди, способные к самостоятельному мышлению и интеллектуальному развитию.
С жаждой знаний, уверенные в необходимости самосовершенствования, имеющие собственное мнение и отстаивающие его – такие сограждане не были нужны аодовской власти. Справедливости ради отметим, что такая тенденция в западных странах началась еще в 1970-ых годах, а к началу 1990-ых цель была почти повсеместно достигнута.
Управлять людьми, которым сознательно заузили кругозор, которым дали знаний ровно столько, чтобы они умели сосчитать пачку денег и прочесть имена в бюллетене на выборах – конечно, намного легче. И сформировать им мировоззрение по необходимости тоже гораздо проще, нежели самодостаточной личности, умеющей мыслить и анализировать.
Если учесть, что публичные, митинговые речи деятелей такого рода, как Тер-Петросян, пишутся с участием психологов, лингвистов и еще бог знает каких специалистов, то получается, что они – оружие массового поражения, психологического и интеллектуального. Посмотрите: Тер-Петросян не дает толпе опомниться, после одного вброшенного тезиса заставляя ее скандировать определенные имена, а в конце, совсем уже нескромно, свое собственное имя.

Впрочем, о какой скромности может идти речь, когда на кону вопрос власти? Хотя здесь стоит остановиться. Можно еще раз просмотреть фильм, поразившись тому, с каким упорством и бесконечным вожделением пытается пробраться к власти человек, однажды уже приведший страну к порогу катастрофы.
Это его дорога, он по ней будет ид ти всегда, находя себе попутчиков из тех, кто склонен к амнезии и рад обманываться, и вольно, но чаще – невольно, попутчики найдутся всегда. Только эта дорога если и ведет к храму, то это храм темноты и холода. И очередных обманутых ожиданий, а с каждым разом обман становится все фатальнее.

Рубен ГЮЛЬМИСАРЯН