Эрдоган пытается повторить карабахский сценарий Путина в Ираке

Регион21/12/2020

Участники недавней онлайн-дискуссии, организованной Германским обществом по изучению Восточной Европы, обсуждая итоги 45-дневной карабахской войны, заявили, что «время эмоциональных комментариев уходит, впереди анализ ее геополитических последствий, который может растянуться на месяцы, если не на годы», сообщает Регнум (20.12.20).

Действительно, внешне может складываться впечатление, что «карабахская пьеса» писалась участниками конфликта спонтанно, под воздействием складывающихся конкретных фактов и ситуативных моментов. Это так и не совсем так. Даже самый поверхностный анализ девяти пунктов соглашения между Азербайджаном, Арменией и Россией, приведшего к прекращению карабахской войны, показывает, что негласно шла серьезная подготовительная дипломатическая работа не только подписантов соглашения, но и было активное подключение Турции и частичное Франции. Всё тщательно взвешивалось, оценивалось с точки зрения не только потенциального слома устоявшегося статус-кво в Закавказье, но и того, как по ходу развития сюжета пьесы это будет проецироваться, прежде всего, на соседний Ближний Восток. При этом такие страны, как Россия, Азербайджан, Турция и косвенно подключенный Иран, понимали, что завершение карабахской войны не только разрушит старый порядок, но и приведет к формированию нового, контуры которого не столь очевидны. Пока же обозначим траекторию очевидного, выводя за скобки проблему определения в будущем статуса Нагорного Карабаха.

Первое, что необходимо сразу отметить: Баку удалось значительно изменить ситуацию в свою пользу, вернув контроль над утраченными ранее районами. Ему также удалось «пробить» коридор через территорию Армении в Нахичевань и выйти на коммуникационный контакт с Турцией. До 27 сентября 2020 года — дня начала карабахской войны — военно-политическая активность Москвы в Закавказье носила несколько приглушенный характер, а в отношении нагорно-карабахского конфликта стремилась не выходить за формат действий посреднической Минской группы ОБСЕ. Осторожность Москвы на этом направлении объясняется еще и тем, что администрация президента США Дональда Трампа балансировала на грани войны в отношении Ирана. В случае развязывания американо-иранского конфликта в него неизбежно так или иначе могли быть вовлеченными и страны Закавказья.

В таком геополитическом раскладе действовать было сложно по части привязки своих геополитических интересов. Сейчас появление в Нагорном Карабахе российских миротворцев привело к оформлению новой геополитической конфигурации, что легитимизовано карабахским соглашением. Москва восстановила свое прежнее внешнеполитическое положение начала 1990-х годов, наверстав упущенное за последние почти 20 лет и вернув себе роль лидера в решении закавказских проблем. Особого внимания заслуживает здесь позиция Турции, вокруг чего во многих западных, да и российских СМИ нагромождено немало домыслов. Анкара так и не стала стороной в соглашении о прекращении огня в Нагорном Карабахе, хотя очень хотела ввести в регион собственных миротворцев. Она с самого начала стремилась стать участником миротворческого механизма, чтобы переговоры шли по схеме «два плюс два»: Армения и Россия с одной стороны, Азербайджан и Турция с другой. Из этого ничего не вышло.

Однако в Турции нет по этому поводу особых возмущений. Там довольны тем, что в карабахской войне победил союзный Азербайджан, и формирующаяся в регионе геополитическая конфигурация Анкару вполне устраивает. Это обстоятельство было сразу же подмечено американскими наблюдателями, указавшими на то, что «после войны начался процесс геополитической переориентации Турции с Запада на Восток и в частности на Россию». Исход войны неблагоприятен как для США, так и для ЕС. Закавказский альянс между Россией и Турцией означает для американцев ограничение их влияний в регионе, а для европейцев — утрату одной или даже двух (Грузия и Армения) «демократических республик с прозападными устремлениями». В проигрыше оказывается также НАТО, ведь один из его членов принимал участие в конфликте.

Но дело уже не только в этом. Турецкое издание Sabah сообщат, что сейчас президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пытается «повторить карабахский сценарий Путина в Ираке». Премьер-министр Ирака Мустафа аль-Каземи посетил Анкару, где обсудил проблему с Рабочей партией Курдистана (РПК), считающейся в Турции террористической. Sabah намекает на возможность использования на севере Ирака турецких миротворцев с учетом «вероятности того, что борьба США и Ирана в Ираке вступит в новую фазу, и Анкара в этом противостоянии может взять на себя уравновешивающую и стабилизирующую роль». Сейчас Турция на постоянной основе наносит удары по приграничным территориям Иракского Курдистана, заявляя, что ее цель — лишь преследование партизан турецкой части РПК, дислоцированных вдоль границы в районах Синджар, Караджак, Кандиль, Зап, Авашин-Басьян, Гара и Хакурк.

Вся интрига тут в том, с кем турки будут координировать свои усилия — США, Ираном, а может быть, даже с Россией, и станет ли Ирак «второй Сирией». Никто не знает, удастся ли Эрдогану реализовать в Ираке карабахский алгоритм с миротворческой миссией. Пока можно констатировать следующее: Азербайджан переживает национальный триумф, Армения никак не может оправиться от травмы, нанесенной самой себе, Россия получила геополитические выгоды, западная дипломатия в очередной раз провалилась, Турция действует чуть ли не как главная региональная держава на Ближнем Востоке. Всё теперь находится в непредсказуемой динамике.

Станислав Тарасов