Энигматический сюрреализм мэтра Джихана

Культура13/02/2018

Выставка Микаэла Джиханяна вызвала немалый интерес, творчество этого художника из диаспоры, к сожалению, мало кому в Ереване известно. Все экспонируемые работы он решил передать Армении.

Только однажды он показал здесь свои произведения — в 2001 году. Сегодня Джихану 85, он болеет, на вернисаж приехать не смог. Его жизнь с некоторыми оговорками — плутовской роман. Родился в Каире, его родители бежали из Турции в 1915 году, стали на ноги и достигли вполне сносной жизни. В 47-м их потянуло на историческую родину. Армения приняла их не слишком дружелюбно, что в дальнейшем отразилось в творчестве Микаэла: советская власть подвергла репатриантов немалым испытаниям. Парня призвали в армию, жарился в Ташкенте. Там и стал рисовать — тосковал. После армии уехал в Москву, где не вылезал из музеев. Следующий этап жизни — Франция, Париж. Как его, репатрианта, выпустили в год пражской весны, непонятно. Там опусы Микаэла стали появляться на выставках и привлекли внимание. С тех пор у него было множество выставок в разных странах. Из них десять solo. Микаэла также не раз награждали во Франции и США, куда он перебрался в 1984 году. К этому времени любитель-реалист эволюционировал в сюрреалиста. Работал много, едва не исступленно. Выработал собственный почерк. Звезда взошла, когда его пригласили в Бирмингем на выставку энигматического сюрреализма. Это одна из ветвей сюра, может быть более загадочная, таинственная и непонятная. Микаэл действительно далеко не всегда понятен. Его работы, как правило, сюрреалистические видения — ребусы. В них на плоскости одного холста могут мирно соседствовать разные времена, даже эпохи, разновременные события, скорее намеки на события, фантастические персонажи. Во многих картинах присутствует Арарат и реалии исторической или современной Армении. Это вымышленные архитектурные сооружения и фрагменты, армянские буквы, персонажи, национальные символы и знаки — много чего. Армянская тема его волнует много лет. «Ахтамар», «Мать Армения» (с Араратом), «Молчание камней», Комитас. Его влекли аллегорические изображения. «Богатство и бедность» к примеру, это целый живописный набор человеческих инстинктов. Тут уже одной армянской символикой не обойтись – явления общечеловеческие. Трагедия геноцида также им не обойдена. Картина «Голгофа» — целый свод типичных и атипичных трактовок той катастрофы. Фантазия Микаэла неистощима, он с прямодушием художника, миновавшего профессиональную школу, позволяет себе выстраивать сложнейшие, путаные композиции, немало не заботясь о нормах и правилах. Эффект неординарный, не каждому доступный. Картины Микаэла надо рассматривать не спеша, стараясь преодолеть поверхность холста и красочного слоя и внедриться в его мир. Как он, не озабоченный художественным образованием, создавал свой по-своему правдивый Космос, трудно сказать. Очевидно, что его картины не импровизация на холсте. Микаэл явно долго и тщательно продумывал их, часто добиваясь полной абсурдной реальности изображения. Работал, судя по всему, с удовольствием. Особенно, когда рисовал лирические вещи – древочеловеков, девушек в образе виолончели или скрипки. Одна из его картин запечатлела человека, нагруженного крестом. Смысл понятен – у каждого свой крест, даже в сюрреалистическом мире. Сам Микаэл Джиханян не расстается со своим крестом – искусством уже много лет. Работы свои не продает, иногда дарит. На склоне лет он решил передать свои работы Армении. «Два года назад Микаэл сказал: “Спаси, увези мои картины, иначе разойдутся по углам», — говорит друг семьи Дайана Московян, фармацевт из Еревана, тридцать лет живущая в Штатах. Это она взяла на себя труды и заботы по перевозке 172 картин и более сотни графических работ. Все честь честью: дарственная и прочие документы. Дайана организовала выставку, нашелся спонсор, оплативший аренду залов. Но что дальше? Понятно, что работы Микаэла Джиханяна должны обрести крышу и пристойные условия хранения. Вопрос — где? Хрустальная мечта художника – музейное помещение, где они должны найти упокоение, а также экспонироваться. Микаэл не одинок в этих мечтах, которые можно назвать сюрреалистическими: многие разного уровня художники диаспоры желают перевезти свои работы на историческую родину. Но… Все упирается в это злосчастное «но». Когда-то, до землетрясения 1988 года, Минкультуры стало раскручивать идею Музея искусства диаспоры, но… Опять «но». Что же делать? Может взять и реконструировать огромные пустующие много лет заводские цеха ереванских предприятий? Замечательный бы получился музей. Но…